Учитывая международный феноменальный успех Сумерек, сложно представить, что последующий фильм о вампирах побьет рекорды кинокассы. Но, с премьерой Затмения на носу, Роберт Паттинсон не желает ничего принимать как должное.

“Честно говоря, я все сильнее опасаюсь, что фильм выйдет, но никто его не посмотрит” сказал Паттинсон.

Разговаривая по телефону и одновременно управляя машиной на Калифорнийском шоссе, Паттинсон кажется необычайно приземленным, отдалившимся от всей шумихи вокруг статуса Голливудского красавчика. Его Сумеречный американский акцент сменился вежливым и дружелюбным Британским говором, и он кажется расположенным к беседе- несмотря на репутацию мрачного и задумчивого типа, как его Сумеречный герой, Эдвард Каллен.

Когда журналист признается в том, что он является заядлым фанатом Сумерек, актер кажется и польщенным, и немного настороженным.

“У вас когда-нибудь брал интервью журналист, который был помешанным фанатом Сумерек?”- выпалил я.

“Кажется, был один”- задумывается он. “Она была из Вьетнама и во время интервью с ней случился приступ паники, что было довольно забавно”.

С двумя блокбастерами в своем резюме, еще тремя на подходе и с миллионами обожающих его фанатов, 24х летний Паттинсон положил Голливуд к своим ногам.

Первых две части Саги, Сумерки и Новолуние, легко побили несчетные рекорды кинокассы, собрав в одной только Австралии $60 миллионов и $1.3 миллиарда по всему миру.

Успех изначально основывался на культе почитания романов Стефани Майер, закрученных вокруг героя Паттинсона, Эдварда, его человеческой возлюбленной Белле Свон (Кристен Стюарт) и оборотне по имени Джейкоб (Тейлор Лотнер), тоже стремящимся добиться ее расположения.

Последняя на данный момент часть, отснятая Девидом Слейдом, кажется немного более мрачной, особенно с увеличившимся актерским составом, включающим в себя австралийца Ксавьера Сэмьюела, чей герой Райли стоит во главе армии новообращенных вампиров, устроивших резню в Сиэтле.

“В этом фильме больше экшна, он более мрачный и агрессивный, а я-то думал, что Новолуние получилось темным” говорит Паттинсон.

Относительно недавняя слава заставила личную жизнь актера находиться в нежелательном свете объективов, в особенности столь часто обсуждаемые взаимоотношения с его коллегой Стюарт.

“Это очень тяжело, но мы вместе” сказал он Британскому таблоиду ранее в этом году, предоставляя СМИ первые настоящие доказательства того, что парочка вместе и вне экрана.

Желающий сохранить в секрете свою личную жизнь, он отказывается подкидывать прессе какие-либо лакомые кусочки, не обращая внимания на суммы, которые готовы заплатить журналы за такую информацию.

“Я не понимаю, почему некоторые люди (продают истории про себя), ведь в конечном итоге это приносит только горести. Я стараюсь этого избегать” говорит он. “Все начинает крутиться вокруг денег, а, начав рассказывать про свою жизнь, ты встаешь на скользкую тропку”.

“До тех пор, пока ты разделяешь свою работу и свою жизнь, ты будешь гораздо счастливее, тебе будет гораздо легче справляться с делами и гораздо легче уйти от реальности”.

Паттинсон, чья растрепанная прическа и проникновенный взгляд серо-голубых глаз поспособствовали ему прочно занять место во главе списка “самых сексуальных”, удивлен таким вниманием и не может понять, из-за чего вся шумиха.

“Помню, я как-то постригся, а они рассказали об этом на CNN” говорит он. “Неужели они не могли найти другой темы для обсуждения? Это довольно забавно.”

Паттинсону пришлось постричься и для своего грядущего фильма, Воды Слонам, где он исполнит роль студента-ветеринара, работающего в цирке и влюбляющегося в наездницу, сыгранную Риз Уизерспун.

“Весь менталитет этого персонажа разительно отличается от Эдварда, а у меня не было внушительного количества времени для подготовки” говорит он.

Именно из-за участия в съемках этого фильма он не смог посетить Сидней для продвижения Затмения с Лотнером и Стюарт ранее в этом месяце.

“Я никогда не был в Австралии, но огромное количество моих школьных друзей перебрались туда, в Мельбурн” оживленно говорит он, используя это интервью как шанс наладить контакт со старым другом.

“Если Чарли прочтет это, то скажите ему, чтобы он мне позвонил” говорит он. “Мы раньше поддерживали связь через Facebook, но сейчас я не могу им пользоваться, потому что его постоянно взламывают, так что я не общался с ним уже давненько”.

“Пусть он позвонит моей маме, у него, наверное, мой старый номер”.
Что касается будущего, то есть вероятность, что он не всегда будет мелькать перед объективом камеры.

“Мне действительно это (актерская игра) нравится, но есть и другие вещи, которые я тоже хотел бы попробовать. Мне очень бы хотелось снять фильм” признается он.

Что касается того, будет ли он скучать по Эдварду после окончания съемок четвертого (и последнего) Сумеречного фильма, Рассвета, актер испытывает смешанные чувства: “Я не знаю. Несколько недель назад я снялся для Затмения и это показалось таким знакомым…Думаю, когда все закончится, мне будет этого немного не хватать.”

Но есть вещи, о которых сожалеть он точно не будет: “Контактные линзы- самое мерзкое, что приходится одевать по утрам”.

“Готов поспорить, что следующей моей ролью будет герой с огромным количеством протезов, корова или нечто в этом духе.”

Но до этого еще далеко, ибо съемки Рассвета начнутся позднее в этом году.