Дакота взрослеет, по крайней мере на экранеДакота Фаннинг играет свой возраст в «The Runaways», но несовершеннолетняя рокерша 1970х – это роль, шокирующая любого, кто верит, что она все еще тот же пупсик из фильмов «Я – Сэм», «Мечтатель» и «Война Миров».

В роли вокалистки «Беглецов» Черри Кюрри, 16-летняя актриса нюхает кокаин, лапает поклонников, и чувственно целуется с коллегой по фильму Кристен Стюарт. Фаннинг также надевает известное белье Кюрри для исполнения некоторых хитов «The Runaways», включая далекий от утонченности гимн подростковой сексуальности — Cherry Bomb.

Маленькая девочка быстро взрослеет, по крайней мере, на экране.

В реальной жизни Фаннинг — капитан группы поддержки в старшей школе Северного Голливуда, любит вязать и играет на пианино и скрипке в перерывах между изучением французского.

И ничего из тех аморальных крайностей Кюрри, в общем то поэтому ее профессия и называется «актерство». Это тот контраст, на который следует посмотреть любителям сходить в кино, как объяснила Фаннинг во время телефонного интервью на весенних каникулах:

— Ты умело развиваешься на экране с выбором ролей, таких как «The Runaways». Это абсолютно твои решения или решения твоих родителей и консультантов?

Д.Ф.: Множество людей втянуты в это, но, в конце концов, решение остается за мной. Когда вы снимаетесь в кино, вы отдаете часть себя персонажу. Я должна двигать себя, и вдохновлять себя. Это одно из тех чувств, когда ты читаешь сценарий и он говорит с тобой. Ты чувствуешь, что он как будто был написан для тебя.

— В «The Runaways» есть сцена, когда Черри впервые слышит слова к «Cherry Bomb» и говорит «нет, я не занимаюсь таким» и уходит. Ты могла бы сделать это, если роль слишком провокационна?

Д.Ф.: Эти вещи тяжело делать. Это объясняет ее простодушие и твердость, что каждый любил в ней, как я думаю. Но да, иногда нужно говорить «нет».

Что касается роли, то может быть и есть вещи, которые я не сделала бы. Я не знаю, можете ли вы думать об этом, пока в действительности не придете к этой точке зрения, понимаете?

— Некоторые люди не хотят, чтобы маленькая, милая Дакота, которую они любят в «Я –Сэм» и «Война миров», вырастала.

Д.Ф.: Ну это естественно. Люди видели меня в фильмах с тех пор, когда мне было 6 лет, они видели, как я расту. Я полностью понимаю. Много людей не привыкли видеть меня в другом виде в фильмах, но так бывает по мере взросления. Я хочу заниматься этим вечно, так что я, возможно, буду делать разные вещи по ходу дела. Я с нетерпением этого жду, и надеюсь, мои фанаты будут расти вместе со мной.

— Многие из фанатов растут вместе с тобой, возможно считая тебя образцом для подражания, в жизни или в кино. Есть ли в этом какая-то разница?

Д.Ф.: Когда вы делаете что-то, будучи публичным человеком, то эти вещи идут рядом. Это нечто, что нужно принять. Но я не знаю, можете ли вы выбрать роли, которые будут наилучшими образцами для подражания. Это не совсем посредственно. Вы личность, и живете своей жизнью. Но в фильме вы получаете возможность выразить другую личность, или другую жизнь.

— Итак, кем бы ты хотела быть: Мерил Стрип или Джулией Робертс?

Д.Ф.: Я не знаю. Я никогда не хотела быть на кого-то похожей. Но я обожаю Мерил Стрип и Джулию Робертс. Я хочу продолжить делать роли, которые изменяют меня или других людей. Это то, что вдохновляет вас, будучи актером. Я не знаю, где роль может зацепить вас. Я хочу делать разные вещи.

— Вы в курсе, что у вас образ такого непредсказуемого умного голливудского ребенка?

Д.Ф.: Я никогда не думала о себе не иначе как кто я есть. Может это от моих родителей, которые все время обращались со мной как с настоящей личностью с тех самых пор, когда я была ребенком. Я всегда чувствовала себя нормально, и у меня нормальная жизнь, когда я не снимаюсь. Также моя мама вырастила меня в хороших Южных манерах, это очень помогает.