Эмили говорит о "Помни Меня", ее химии с Робом и служебных поцелуях«Помни Меня» — романтическая драма, происходящая в Нью-Йорке. Каков твой опыт свиданий в больших городах?

Эмили: Это сложно. Люди обычно встречаются в барах. Никто не гуляет и не общается на ходу. Свидания он-лайн и вещи, подобные этому… это такая фальшивка, я уверена, что люди никогда не оформляют свои профили честно. Вместо естественного процесса выходит какая-то игра.

Итак, главный вопрос…Каково было целовать коллегу по «Помни Меня», Роберта Паттинсона?

Эмили: Мне так интересно, что люди хотят от меня услышать! Вы хотите узнать описание его рта?

Ну, хорошо ли он целуется? Девушки хотели бы знать, а ты там была…

Эмили: Да, была, сделала это и точка! Он хороший парень и все было очень спокойно.

В журналах поползли слухи, выставляющие вас с Паттинсоном как пару. Как вы с этим справлялись?

Эмили: Не знаю. Можно это проигнорировать, а можно и посмеяться. В каком-то смысле меня это удивляет, но это так глупо. Что с этим можно поделать? Нужно почитать парочку, чтобы выяснить, чем я занималась!

Какие твои любимые романтические фильмы?

Эмили: Ох, только давайте обойдемся без старых фильмов, а то я могу о них говорить вечно; я полагаю, это те, которые я смотрела в подростковом возрасте, как, например, «Ромео + Джульетта» [База Лурмана]. Я думаю, он не фальшив. Он рассказывает о трагедии. Я никогда не была фанатом сопливых романтических фильмов, со счастливым концом и довольными героями.

«Помни Меня» отражает подростковые страхи. Каким ты была подростком?

Эмили: Я так была вовлечена в новый для меня мир актерства, что у меня на это особо не было времени. Я переехала в Лос-Анджелес когда мне было 18. Я приехала ради работы, а потом работала еще и еще, так что я не отвлекалась. А Лос-Анджелес просто безумен. Особенно в сравнении с Мельбурном, довольно милым, приземленным, многонациональным городом.

В ЛА у меня есть куча людей, которые хотят стать моими друзьями по неправильным причинам или людей с корыстными мотивами. Есть и хорошие люди, но наивным тут быть никак нельзя.