Кpиcтeн Cтюapт, Sundance, Дeвyшкa «c изюминкoй» (интepвью Никoль ЛaПopт)

Звезда «Сумерек» сбрасывает свой главный статус. Она, будучи издерганной, пообщалась с Николь ЛаПорт о своих двух новых фильмах, «непригодных» для подростковой фанбазы.

В середине интервью о своем новом фильме « Welcome to the Rileys», премьера которого состоялась в прошлый уикенд на кинофестивале Sundance, мобильник Кристен Стюарт, спрятанный в куче большого зимнего одеяния, начинает отключаться.

Стюарт, одетая во все черное (свитшот, леггинсы, ботинки), сидит на большом кожаном диване между режиссером Джейком Скоттом («Сын Райдли») и коллегой по фильму Мелиссой Лео («Замерзшая река»), и прячущаяся глубоко в своем замкнутом мире, который она, кажется, всегда создает вокруг себя. Ее волосы окрашены в черный цвет и рвано подстрижены, как у пугливого ребенка. Ее нога нервно постукивает по полу.

Вдруг она начинает быстро говорить и подскакивает по направлению к гудящей штуковине.

«О, заткнись, а ! Я занята, заткнись мать твою!» кричит она, ни к кому не обращаясь.

Успокоив телефон, она возвращается к дивану. «Извини, Джейк», говорит она мягко, и возвращается в свою самую удобную позу: защитный само-обхват.

Это та нервирующая, очень странная, изматывающая сила, которая только что охарактеризовала Стюарт. Она хорошо известна как главная актриса «Сумерек» — вампирский блокбастер, который сделал ее невероятной звездой обоих фильмов и таблоидов. Но с дебютами на Sundance двух фильмов « Welcome to the Rileys» и « The Runaways», в котором Стюарт играет легендарную Джоан Джет, она становится известной, как кое-кто еще, а именно: инди-герл «с изюминкой» (прим. indie от independent «независимый).

Каждый год фестиваль представляет кого-то, кто символизирует все бунтарское, необщепринятое и слегка неправильное в создании агрессивного кино. Chlo? Sevigny, Parker Posey и Zooey Deschanel уже имеют такой статус. В прошлом году Carey Mulligan из «An Education» был слегка более безупречным и истинным дебютантом фестиваля Sundance, но, эй, в толстовке с капюшоном, каждый подозревает что это удалось.

Кто как ни Стюарт, которая и в жизни и на экране такая неловкая и скромная фея. В «..Райли» она играет Мэлори, несовершеннолетнюю проститутку во Французском квартале Нового Орлеана, которая обнаруживает родительские черты в Даге Райли (James Gandolfini) и его жене Лоис (М. Leo), которые потеряли свою дочь. Мэлори, которая так же опасна, как и город, в котором она живет, прячет круги под глазами под подводкой для глаз и носит бесформенные, мешковатые штаны и свитшоты по крайней мере, когда она не шатается по округе на своих безнадежно высоких каблуках и в порванных чулках в сетку. В The Runaways она жестокая , отвергающая любые принципы Джет.

Стюарт как раз в возрасте трансформации из девушки в женщину (ей 19 лет), или из подросткового идола в серьезную актрису. Это не всегда спокойный процесс . Во время промоушена прошлой осени фильма «Сумерки. Сага: Новолуние», она подверглась критике за недостаточную недружелюбность с прессой и за свою характерную черту беспрестанно хмурить брови.

Такое поведение не подходит для кино, предназначенного ослеплять 13-летних девочек, и Стюарт поплатилась. Говоря сейчас со Стюарт о том, как ее воспринимают, это как будто слышать кого-то, кого принуждали разгуливать в тусклой школьной униформе, а сейчас дали этому кому-то его первую пару драных джинс.

«Было тяжело включиться во всю эту Сумеречную штуковину… Я снималась в кино», говорит она о тех двух неделях, ради которых она была вынуждена покинуть съемочную площадку «Райли» осенью 2008 для продвижения Сумерек. «Так много людей похожи на… Вау, ты только что перевернул новую страницу, ты действительно выражаешь себя очень, очень выразительно, когда у тебя есть на это желание, и, О! ты можешь улыбаться! И это было похоже на: «я снимаюсь в кино! Я не должна быть там , где я есть ! Я должна быть в Новом Орлеане!» Вот почему я была немного раздосадована. Т.е. я имею ввиду, что, вот почему… Потому что мне не нужно быть там ».

Это качество «разрываться между двумя мирами» отличает Стюарт от других королев альтернативного кино: она всепоглощающе охвачена чуждыми вселенными Голливуда. И еще она кажется неистово скидывает с себя предыдущую роль. По ходу нашей беседы слово «кино» всегда произносится по-особенному… Ясно, что термин не относится к «Сумеркам».

Но если Стюарт готова вырваться из эпицентра этой индустрии и учредить стационарный магазин на окраине, то у нее будет нелегкое время. Не только метель Солт-Лейк Сити заставила юную неустрашимую Стюарт показаться на премьере «Райли» в субботу. Они появились увидеть это снова воскресным утром в 8,30 утра. И на премьере The Runaways в воскресенье вечером, суматоха на красной ковровой дорожке соперничала со всем, что может предложить Westwood: визг и вспышки сотовых телефонов мимо которых Стюарт прокрадывалась смущенно. Настоящая Битломания разразилась в субботу ночью во время концерта Джоан Джет в Harry O’ s на заснеженной Main Street. Впрочем, как бы толпа не отрывалась под выступление Джет («Брось еще монетку в автомат, детка»), это нельзя сравнить с тем, что случилось когда она вытащила на сцену Стюарт и ее коллегу по Runaways Дакоту Фаннинг.

В ответ Стюарт засунула руки в карманы куртки и попыталась раствориться среди барабанов.

И во время конференции после премьеры «Райли» нога Стюарт так отчаянно тряслась, что казалось что она вот-вот сломается. Когда она потерялась в странном потоке мыслей при ответе на вопрос, Лео встряла в ее речь и ответила за нее в изящной манере актрисы.

Это тот явный дискомфорт, который дети на обеих сторонах культурной границы связывают со страхом и неопределенностью насчет жизни, славы, всего остального.

Стюарт говорит о съемках «Райли» в Новом Орлеане: «Я почти называла это домом. Как Мэлори, она сама не отсюда, но когда она приехала сюда, он стал ее домом. Когда я была там, я чувствовала нечто подобное, все было таким спокойным. Я могла гулять по улицам и не быть узнанной. Гулять по улицам по сравнению как бы я чувствовала прогулку по улице, это разные вещи. Как будто я прошлась по округе».

Лицо Стюарт светлеет при воспоминании о такой свободе, таком явном удовольствии.

Но даже на фестивале, источнике низкобюджетных вещей, Стюарт опять находит себя, т.к. она представляет два фильма, один из которых чуточку независимей другого (Runaways уже имеет дистрибьютора, фильм выходит в марте, так же у него имеется обложка, в отличие от «Райли», который пока ищет покупателя). Проведя полдня за разговорами о «Райли», она готова переметнуться в сторону премьеры Runaways.

«Говоря о фильмах, о которых ты переживаешь, это реально тяжелая штука для меня, особенно говорить об этом с людьми, которых я не знаю», говорит Стюарт, «так что это страшновато».

«Я очень, очень, очень люблю эти фильмы», продолжает она резко. «Я много вложила в них, больше чем в другие. И видеть их оба на фестивале, это фантастика. Это как, Иисус ! Это превосходно!»