Кристен Стюарт на Санденс

Кристен Стюарт стала настоящим украшением «Sundance» с ее определенно не – «сумеречными» фильмами.

Может это совпадение, может – фатум. В обоих фильмах с ее участием, представленных на кинофестивале «Sundance», Кристен играет 16-летнюю «беглянку».

В откровенной семейной драме «Добро пожаловать к Райли» Стюарт играет роль, прямо противоположную ее героине Белле Свон, возлюбленной вампира, принесшую ей мировую известность. Здесь ее персонаж – проститутка и стриптизерша, ее одежда и макияж порно-звезды может заставить покраснеть даже водителя грузовика.

В фильме «The Runaways» герионя Стюарт – настоящая панк-певица Джоан Джетт, которая основала свою рок-группу из девчонок – подростков и назвала ее, как вы уже наверно догадались, «The Runaways», когда ей было 16. Здесь Кристен нюхает кокаин, развлекается с Дакотой Фаннинг (которая также снималась в этом фильме) и увлеченно играет на электрогитаре.

Шокирующий характер этих ролей трудно отрицать, даже если не принимать во внимание, что их играет актриса, которую мы привыкли видеть в облике романтичной влюбленной (естественно в вампира) девушки. Именно за ее участие в двух самых обсуждаемых фильмах фестиваля все неофициально называют ее «Мисс Сандэнс 2010».

Но что обсуждали больше всего все СМИ, и как следствие, их аудитория, — это категорическое нежелание Стюарт общаться с репортерами, которые следовали за ней по пятам и по красной дорожке «Sundance», и по всем вечеринкам фестиваля несколько дней подряд. Честно говоря, это и есть парадокс Кристен Стюарт.

Верность принципам.

Исторически сложилось так, что фестиваль Сандэнс – это то место, где начинается карьера многих актеров. Как считается, появление здесь – это ключ ко многим дверям в мире кино.

Сказать, что появление Кристен на этом фестивале с фильмами, где она играет таких характерных сложных персонажей, поднимет ее рейтинг до небес, — это не сказать ничего. Судя по ее комментариям к картине «Добро пожаловать к Райли», Стюарт сохранила свою привычку к независимым и обрывочным высказываниям, как и ее героиня из этого фильма, в отличие от Джеймса Гондольфини и Мелиссы Лео, которые играют супружескую пару, пытающуюся прийти в себя после смерти дочери. Ее высказывания по поводу «Райли» фактически разрушают всю ее работу над «сумеречной» сагой, а ведь именно эти фильмы собрали более миллиарда долларов по всему миру.

«Я получила огромный, ни с чем не сравнимый опыт, наверно самый значимый для меня за последнее время. Я по-настоящему люблю этот фильм», — сказала Стюарт на первом показе «Райли», о премьере которого на широких экранах до сих пор ведутся переговоры.

Субботним вечером Кристен незаметно для папарацци и фанатов, — по крайней мере двое из них отвалили по $2 000 на EBay за билет, — проскользнула в кинотеатр на премьеру. Точно так же, «инкогнито», стараясь не попадаться на глаза толпе фанатов, она появлялась и на показах «Новолуния». И вот, наконец, в определенный момент она появляется перед фотографами и репортерами для интервью.

Щелкают фотокамеры, мерцают вспышки, вопросы с огромной скоростью просто сыпятся на Стюарт. Привыкла ли она уже к «Sundance» после того, как уже побывала здесь с премьерами четыре раза? Не разочаруются ли «сумеречные» фанаты, увидев ее в образе проститутки и стриптизерши?

«Нет», — отрывисто бросила актриса.

Миниатюрная Кристен Стюарт, одетая на торжественную церемонию «Sundance» в бессменную парку, джинсы и мокасины говорит, что особенно не готовилась к этой роли, хотя мы знаем, что она брала уроки танцев и специальная общалась с некоторыми стритизершами, чтобы наиболее реалистично сыграть своего персонажа.

«Я не играю стриптизершу», — говорит Стюарт во время короткого интервью перед первым показом фильма. – «Моя героиня – она как открытая рана». Нахмурив брови, она продолжила: «Это не фильм про стриптизершу. Это картина, которая заставляет по-другому посмотреть на людей, у которых нет выбора. Я знаю, что говорю не совсем ясно обо всем этом».

Наверно это были непростые дни для наиболее скрытной звезды «молодежного» кино, похоже, Кристен, слишком близко приняла к сердцу то, что на этом фестивале «разрушились все стереотипы» о ней.

Премьера другого фильма с участием актрисы «Runaways» превратилось в медиа-шоу с ослепляющими прожекторами, специально установленными кинокамерами, репортерами и вездесущими папарацци. Когда Стюарт вошла в театр – об этом узнали все.

Звезда «Сумерек» была довольно раздражена всей этой шумихой в самом престижном на «Sundance» театре Eccles. Она отвечала не больше, чем на два вопроса перед целым рядом камер (репортерам же она смогла уделить худо-бедно минуты четыре). Как всегда, Стюарт раздавала автографы, и, отвечая на вопросы, кусала губы и теребила руками волосы.

Когда Кристен задали вопрос о том, много ли она советовалась с Джетт в процессе подготовки к съемкам, она неожиданно смутилась. «Я всегда чувствую себя неудобно, когда приходится говорить о своих друзьях», — сказала она, окруженная со всех сторон репортерами. – «Так что, хм-м…..да…. если ты понимаешь характер персонажа, особо готовиться и не нужно. Ты просто… просто берешь и делаешь».

Когда один репортер подколол Стюарт вопросом о том, «где она баловалась с Дакотой» для съемок знаменитой сцены с поцелуем, она ответила с неожиданным энтузиазмом: «В этой истории совсем нет романтики. Это просто то, что они делали. У нас было гораздо больше действительно сумасшедших, трудных эпизодов, над которыми приходилось упорно работать, что когда прочитали сценарий и увидели сцену поцелуя, просто сказали – ну что ж, хорошо, без проблем. Что-то в этом роде».

Еще один корреспондент намекнул на сходство Кристен с Джетт, одной из самых выдающихся исполнительниц рок-музыки, на это актриса эмоционально ответила: «Это сумасшествие, ни в коем случае!»

Недовольные СМИ.

Комментарии Кристен были очень скупы, ее «актерская неприкосновенность» была сохранена (фильм идет с рейтингом «R», то есть подростки до 17 лет допускаются только в сопровождении взрослых). Телохранители буквально на руках занесли ее в кинотеатр, оставляя позади толпу разозленных репортеров.

Некоторые не смогли стерпеть этого равнодушия.

«Она ненавидит меня», — говорит перед камерами знаменитый австралийский корреспондент Бред Бленкс.
Другие также были немного растерянны. «Это был полный хаос», — сказал продюсер одной из известных медиа-компаний, который попросил не называть его имени.

Таким образом, одновременно не рассказывая слишком много о себе, Стюарт приоткрыла занавес над своей личностью, жизненными приоритетами. Ей удалось сделать то, чего не могут добиться самые маститые звезды – публика еще больше заинтригована.