Twilight High: Интервью с актерами «Новолуния»: Джастином Чоном и Майклом УэлшомПомощь в праздновании выпуска фильма «Сумеречная сага: Новолуние» на DVD и Blu-ray оказали актеры Джастин Чон (Эрик), Кристиан Серратос (Анжела) и Майкл Уэлш (Майк) в Солт-Лэйк-Сити, и я не собирался оказываться от возможности поговорить с ними об их опыте. Я должен сказать, что я сказал им, что не являюсь фанатом фильмов, но в отличии от других критиков, я этим не горжусь. Мне искренне жаль, что я не был частью феномена, а просто сидел в стороне.

Уэлш был первым, кто спустился в холл отеля, где ждал я с парой публицистов и женщиной, которая только что закончила укладывать волосы Серратос, и сделала ей макияж, подготовив девушку к событиям вечера.

Я понял, что ожидание других может оказаться весьма проблематичным, поэтому я отвел Уэлша в сторону. Для начала, я спросил, были ли у него какие-нибудь идеи, на что он согласился, когда присоединялся к «сумеречной» команде.

— Я, конечно, не ожидал этого. Я думаю, мы все знали, что может получится успешная франшиза. Но нет, я никак не ждал чего-то подобного, — сказал он.

Уэлш, который появился в фильме «Звездный путь: Восстание» и в любимом поклонниками эпизоде сериала «Звездные врата СГ-1», поясняет, что ему не впервой видеть посвященных поклонников.

— Я всегда трепетал перед поклонниками научной фантастики, потому что их страсть замечательна. И самое лучшее, касательно фанатов научной фантастики то, что, если им нравится то, что ты делаешь в научно-фантастическом мире, они будут следовать за тобой и за пределами этого мира. Было невероятным удовольствием узнать фанатов «Звездных врат» спустя годы, но это словно перешло на новый уровень. Люди кричали, видя нас, даже до выхода первого фильма, и я даже как-то пошутил, сказав, что «мы можем высосать и разрушить вашу историю, поэтому я бы пока не кричал так на нас», — смеясь, сказал он.

Я спросил, беспокоился ли он о том, как публика – фанаты и критики – отреагирует на фильм.

— Приоритет для меня состоял в том, чтобы в первую очередь понравиться фанатам. Как это сделать? Ты копируешь то, что Стефани создала, так хорошо, как можешь. Поэтому то, что Стефани присутствовала на съемках, невероятно помогло. Ее одобрение значило для меня больше, чем что-либо еще. Если ей нравилось то, что ты делаешь с героем, которого она создала, ты на верном пути. Я уважаю критиков в том, что они делают, но в том, что они говорят, и особенно в этом случае, я думаю, что франшиза достигла того, что должна была сделать, а именно понравилась поклонникам, — говорит Уэлш.

Когда я брал интервью у Анны Кендрик (которая играет Джессику в фильмах) до выхода «Новолуния», она призналась, что всякий раз, когда она встречала кого-то, кто не знаком с книгами или фильмами, им всегда хотелось знать, она вампир или оборотень, и они всегда разочаровывались, узнав, что она всего лишь обычная студентка средней школы. Я спросил Уэлша, сталкивался ли он с подобным. Он сталкивался, но это не уменьшило его любви к своей роли.

— Я думаю, что ученики средней школы – необходимая часть истории. Мы там есть, поэтому девушки могут посмотреть на Беллу в нормальной ситуации в средней школе и почувствовать связь с ней. Мы здесь также за тем, чтобы добавить некоторое легкомыслие, некоторый юмор и легкость к довольно темной и напряженной истории, — говорит он.

Кендрик сказала мне, что самым забавным в исполнении роли Джессики было то, что она ничем не была похожа на своего персонажа. Я спросил Уэлша, верно ли тоже самое про него, или же он провел дни в средней школе преследуя девушку, которая не интересовалась им.

— К сожалению, для меня было достаточно просто найти связь с Майком и его путешествием, — говорит он, в то время как Джастин Чон входит в комнату в сопровождении человека с профессиональной видео камерой. Я махаю им. Он и Уэлш приветствуют друг друга как друзья детства.

Я предлагаю Чону присоединиться к нашему разговору и спрашиваю его, каково для него было вернуться в школу для своей роли, видя, что он старше своих «сумеречных» одноклассников.

— Было забавно, потому что я совсем недавно, в декабре, посетил вечер встреч выпускников (10 лет спустя), и все мои одноклассники спросили меня, каково это все еще играть роли такого типа. Я не знаю. Это часть моей жизни, которую я мысленно прошел, но профессионально, потому что я выгляжу так молодо, я часто играю молодых персонажей. Это клево, потому что я могу пережить [среднюю школу], но сыграть это так, как я хочу сыграть, — говорит Чон.

Уэлш добавляет:

— Сколько людей в течение их жизней хотят вернуться к их подростковой жизни с мышлением и перспективой, которые они имеют теперь? Мы почти можем сделать это. Это подарок и отчасти особый, чтобы снова пережить эти события по-своему.

Я прокомментировал, что у всех, кого я встретил (большинство моих интервью были с двумя актерам сразу, а не с каждым по очереди), кажется, замечательные отношения друг с другом, даже если они не появлялись вместе ни в одной сцене в фильме.

Чон предположил:

— Это как маленькая тесно связанная семья. Если вы видитесь с человеком достаточно долго, вы сближаетесь. Мы все молоды, съемки не мешают нашим жизням, ни у кого из нас нет эго, поэтому мы просто получаем удовольствие.

Уэлш, соглашаясь, говорит:

— Я думаю, часть духа товарищества приходит из понимания того, что мы все часть чего-то. Мы все понимаем, что это лишь-однажды-в-жизни-бывающее сумасшедшие событие.

Чон добавляет:

— Когда мы снимали «Ноолуние», у нас были такие черные непромокаемые брезенты, которые скрывали съемочную площадку, т.е. ты не мог увидеть ее, и однажды появился вертолет, пролетающий над съемочной площадкой. Могло ли такое действительно случиться? Мог ли кто-то действительно арендовать вертолет, чтобы увидеть съемочную площадку? Абсолютно дико быть частью этого.

Я спросил, беспокоятся ли они, что их всегда будут ассоциировать с «сумеречными» фильмами, а не с ролями, которые у них будут в будущем.

Уэлш сказал:

— Я всегда смотрел на игру как на марафон, а не на спринт. Это то, что я люблю и планирую заниматься всю оставшуюся жизнь. Я был бы счастлив, построить свою репутацию как актер с помощью одного кирпича. Это часть моей карьеры – другой кирпич, большущий камень. Все чего я хочу добиться от этого, я добьюсь, будь это маленькая роль в «Сумерках». Так что да, такие мысли посещали и меня, но любом случае вы должны быть уверены и верить, что делаете все правильно, что ваша работа будет оценена и приведет к тому, к чему вы хотите.

Чон кивает:

— Я думал об этом. Это ли так роль, за которую я хочу быть наиболее известным? Всегда ли я буду Джастином Чоном из «Сумерек»? Это часть моей жизни, но она не определяет меня. Что я показываю важно, так как в конечном итоге я хочу понять, кто я есть. В конце концов, я хочу делать то, что я люблю. Если они знают меня по «Сумеркам», ну и хорошо.

Мы прервались на минуту, чтобы отвлечься и посмеяться над нашим разговором, потому что, в конечном счете, каждый актер, профессионал или нет, хочет иметь славу, успех и быть частью такого феномена как «Сумерки». Никто не хочет приклеивать ярлыки к своим карьерам, но если такое все же произойдет, это способ сделать ее.

Чон напомнил нам, что мы говорим про фильм, которым никто из главных студий не заинтересовался, и что до его выхода, они все были «маленькими актерами, пытающимися получить роли в независимых фильмах». Чон также сказал, что благодарен, что они пошли на риск взять на роль актера-азиата, тогда, как ему кажется, он не был очевидным выбором.

Уэлш, который признает, что не думал об аспекте кастинга, добавил:

— С большим количеством проектов, в процессе кастинга, они очень определенно знали, кого они хотят видеть в роли персонажей. Если я не ошибаюсь, касательно этого фильма, задачей было найти талантливых людей, которые наиболее подходят на роли.

На этом мы закончили беседу. Поскольку я собирался уйти, сопровождавшая Чона операторская группа попросила, если я не возражаю, дать им короткое интервью. Я сказал, что мне нужен кто-то, кто сделает мне макияж, но я точно не собираюсь отказываться, хотя я не ненавидел себя за то, что подумал, что остальную часть своей карьеры, увы, я буду лишь журналистом.

Серратос заскочила в комнату, чтобы сказать коротенькое «привет», прежде, чем актеры вернулись в свои комнаты для короткой передышки, перед тем как они попадут в руки тысяч визжащих фанатов.