Удовольствие Элизабет от "Затмения"SheKnows: Вы большая фанатка Дэвида Слейда, режиссера «Затмения». После многих лет слежки за его работой, что вас больше всего в нем как режиссере удивило, когда вы попали на съемочную площадку?

Элизабет Ризер: (Смеется) Он очень неуважительный. Мне нравятся умышленно неуважительные люди. Я думаю, что временами немного несоответствующе веду себя, потому что нервничаю, или туплю, или еще что-то, что заставляет меня говорить неуместные вещи, но мне нравятся другие люди, которые не всегда говорят правильные вещи. Он просто возвращал меня в реальность. Он очень страстен. Он действительно переживал о фильме. Он по-настоящему переживал о героях.

SheKnows: Изначально, когда вы читали сценарий «Сумерек», матриархальная природа вашей героини привлекла вас больше всего? Вы отвечаете за эту семью, которое только что собралась.

Элизабет Ризер: Мне нравится наша избранная семья. Что привлекло меня, я помню, что читая сценарий, я в то время не знала, что есть книга. Я думала, эта женщина на странице: «Ничего себе, она вампир. Она готовит и она любящая, и это замечательная идея того, какой мы хотим видеть мать». Это завладело моим воображением и, думаю, именно это и завладело воображением Сумеречных фанатов об Эсми. Она меня вдохновляла. Это был действительно дикий опыт.

SheKnows: Я недавно видела видео о том, как вы снимали сцену пробежки через лес с зеленым экраном за вами. Я знаю, что вы снимались во многих независимых фильмах, но такой фильм как «Затмение», вам приходится щипать себя, думая реально ли это?

Элизабет Ризер: Я помню, когда пришла в тот день на площадку и думала: «Это фильм. Это настоящий, огромный, сумасшедший фильм». Я в основном снималась в независимых фильмах и нескольких небольших фильмах, но не в таких больших и не с такого рода эффектами. Его возможности огромны. Я просто в шоке от этого. Я в шоке от сумм, которые они тратят на эти фильмы.

Этим режиссерам повезло — у них есть такое воображение и они способны сделать это — это должно быть так невероятно для режиссера. Невероятно для нас, но для режиссера особенно, снимать твое видение на таком уровне, должно быть, удивительно.

SheKnows: Я знаю, что в «Затмении» есть несколько историй о прошлом. Когда Стефани Майер была на площадке, вы обсуждали с ней откуда пришла Эсми?

Элизабет Ризер: У нас был ее материал, исходный материал. Я помню, что когда познакомилась с ней, я так переживала о встрече с ней, и я уже получила роль. Она просто сказала: «Я рада, что выбрали тебя». А я сказала (глубокий вдох): «Спасибо». Когда автор жив (смеется) и съемки по книге, по такой книге, по огромному бестселлеру, который овладевает воображением людей по всему миру — это хороший вотум доверия. Она очень доверчива. Ей не нужно постоянно высказывать свое мнение. Но когда она должна сказать что-то, она говорит. Она прямолинейна. Она знает, что должно случиться. Мне нравится, что она очень доверчива и уважает процесс.

SheKnows: Когда смотришь на семью Калленов, возникает ощущение словно вы прошли семейный учебный лагерь, вы так связаны. Так было с самого начала? Эта группа актеров была выбрана, чтобы играть семью, так и вышло.

Элизабет Ризер: Это одна из тех вещей. Кэтрин (Хардвик, режиссер «Сумерек») знала, что делает, когда подбирала актеров. Естественно, она знала, что делает. Сейчас мы даем эти интервью, годы спустя. Я думаю, есть что-то в подобной изоляции актеров. Ты далеко от своей семьи. От своих друзей. Это заставляет тебя взаимодействовать с другими, ходить на обед и гулять. Для фильмов это замечательно, но очень трудно для твоей личной жизни.

Для нас как семьи это было замечательно. У нас правда не было: «Давайте погуляем, потому что мы играем семью.» Мы просто все время гуляли. Мы так много веселились. Это было еще до успеха «Сумерек», поэтому это было действительно невинно, честно.