Интервью сценариста "Академии вампиров" Дэниэла Уотерса(4 сентября)

В августе фанаты впервые «вкусили кусочек» экранизации романа Райчел Мид «Академия вампиров» с дебютом кроваво-прекрасного тизер-трейлера. (И ДМИТРИЙ БЕЗ РУБАШКИ!!!) Но ожидая экранизацию уже более шести месяцев, мы все больше жаждем крови.

Итааак… мы связались по телефону со сценаристом Дэниэлом Уотерсом (наверное, он более известен за сценарий к «Смертельному влечению» в 1988 году), чтобы узнать все грязные детали о фильме с Зои Дойч, включая информацию о том, какие есть различия с книгой, и о том, чем «Академия вампиров» будет отличаться от других подростковых киношек.

Hollywood Crush: Фильм «Смертельное влечение» вышел 25 лет назад. Как, по твоему мнению, с тех пор изменилась подростковая восприимчивость?

Дэн Уотерс: «Думаю, она прошла через разные шаблоны и изменения. Конечно, когда вышел фильм «Смертельное влечение», полагаю, людям надоел определенный тип подросткового кино – даже фильмы Джона Хьюза, которые мы любили тогда и любим сейчас; думаю, это пришло в тот период, когда люди устали от них, и мы снова подходим к главному: мы видели так много разных подростковых клише, и молодежных клише, и даже вампирских клише. Я счастлив вернуться к подростковому жанру, потому что я думаю, что пришло время побить снова эти устои. Нам нужно что-то новое, так как все отчасти чувствуют, словно мы делаем одно и то же снова и снова.»

Как получилось, что ты и твой брат (режиссер «Дрянных девчонок» Марк Уотерс), взрослые мужчины, так легко приобщились к личности девчонки-подростка?

«Ну, я всегда думал, что мужчины – а все же очень много фильмов о мужчинах, мальчиках и тому подобное – не такие интересные. Особенно в том возрасте, особенно в старшей школе; именно девочки проходят через многие более сложные ситуации. Поэтому для меня это не о том, чтобы быть большим феминистом, я просто хочу понять, что, когда ты работаешь с женским персонажем, ты уже обладаешь намного более оригинальными и интересными взглядами. Даже Женщина-кошка в «Бэтмен возвращается» была странной. Конечно, у тебя появляется другое восприятие.
Меня сбивают с толку, когда люди удивляются наличию женщины в главных героях. Думаю, зачастую люди сравнивают Розу Хэзевей с Беллой Свон из «Сумерек», а я спрашиваю: «Они не могут быть просто двумя героинями в двух разных вселенных?» Никто не говорит, что у Железного человека чувство юмора лучше, чем у Росомахи, потому что они два совершенно разных персонажа. Нам нужно намного больше героинь. Думаю, мир станет намного интересней, если мы посмотрим на него под таким углом. Так что я почти писатель, старающийся быть ближе к оригиналу, потому что, когда у тебя в руках женский персонаж – особенно если это главная роль, – это красит всё.

Мы разочаровываемся, когда люди смешивают все экранизации Молодой Америки вместе просто потому, что они приспособлены для группы населения одного возраста.

«Я тоже немного виноват, поверьте. Когда продюсеры впервые подошли ко мне, а я не был знаком с книгами, они сказали: «Ты хотел бы адаптировать «Академию вампиров»?» Я подумал: «О нет! Приехали». Было похоже, словно они предлагали мне «Зака и Коди в космосе». Я прочитал книги и действительно понял: «Ладно, не суди по названию. Тут много всего происходит. Здесь много всего, чего у тебя нет в типичном фильме этого жанра».»

Что привлекло тебя?

«Я смотрю все выходящие фильмы, и, как по мне – особенно в наши дни, – в каждом фильме есть невинный персонаж, попадающий в новый мир, они начинают кричать: «Этого просто не может быть! Магия невозможна! Вампиров не существует!» Мне нравится, что никто в «Академии вампиров» не невинный. Мы отошли от всего этого. Они все довольно прохладно к этому относятся. Магия реальна. Вампиры реальны. Вампиры, творящие магию, реально. Для меня это шанс обыграть сверхъестественное так, будто это абсолютно нормально. Это что-то новенькое. Новый вызов.»

Тут определенно присутствует уникальная мифология, связанная с тремя разными типами вампиров.

«Сумев начать на второй или третьей базах и не имея необходимости вводить всех в курс дела, мы можем погрузиться на большее глубокий уровень. Мы все согласны, что есть такая штука, как вампир. Теперь давайте изучим это. Давайте изучим три разных типа вампиров и разные виды отношений между ними. Это достаточно захватывающе.»

Это нужно объяснить. Как ты не увяз в экспозиции?

«Могу сказать, что это постоянный процесс. Я хотел просто забросить туда прям всех, а ты словно муха на стене в академии, где уже все всё знают. Поэтому ты должен обращать на это внимание и привязаться. Для тех людей, которые не читали книгу, мы делаем корректировки. Поэтому мы рассказываем немного больше о предшествующих событиях. Но для меня это весело. Весь фильм не только о поиске того, о чем он, но и того, что случится после. Словно, когда ты приезжаешь в иностранный город, ты не хочешь читать обо всем в путеводителе в самолете. Ты хочешь окунуться в новую среду и испытать это. Думаю, это здорово.»

Какое участие принимала Райчел?

«Я не говорил с Райчел до написания. Она спокойна, она знала, что это совсем другой процесс, и не хотела копаться в моей голове. Но она прочитала первый черновик. Марк и я встретились с ней после этого. В ней замечательно то, что она не только человек, который создал этот мир, но и его фанат. Поэтому она может посмотреть на это с точки зрения фаната. Думаю, она была удивлена, когда отправилась в поездку по этим американским горкам, забывая, что она та, кто на самом деле всё это создал. Есть кое-что, что я попробовал, с чем она согласилась. Я попытался сделать Кристиана блондином – тогда она ударила меня. Определенно не хочу связываться с парнями и их внешностью.»

Были какие-то сцены, которые ты хотел вставить, но не мог?

«Эту книгу непросто адаптировать. Я всегда думал, что моя экономка могла бы поставить хорошую экранизацию «Голодных игр». Ты просто отправляешься на прогулку и возвращаешься. Думаю, это намного более сложный материал. Тут имеешь дело не просто с экшеном и сверхъестественным миром, но и с разными странными отношениями. Поэтому я искал подходящее изображение для адаптации, самой большой сложностью было то, что многое происходило в голове Розы, что хорошо проработано в книге Райчел, но никто не хочет смотреть фильм, где герой комментирует кино и говорит: «Случилось то-то, а потом это». Так что, думаю, многое из этого делает тайну. Но я чувствую так, словно все – а может, я просто даю рационалистическое объяснение, – но я чувствую так, словно все, что мне нравится, было вырезано. Это утверждение часто будет преследовать меня. Знаю, я должен был устроить пресс-конференцию, чтобы рассказать фанатам, что герой Эдди не появится. Это же сумасшествие. Но ты читаешь книгу, а у Эдди, оказывается, пара строк есть. Я стараюсь сейчас добиться того, чтобы в фильм вставили больше Мейсона.»

Это первый проект, над которым вы с братом работаете вместе. Когда и как он подключился?

«Это смешно, на самом деле мы разработали вместе много чего. Не хочу поставить кого-нибудь в тупик, но это наш второй вампирский проект. Я адаптировал роман Кристофера Мура «Кровососущие маньяки» для 20th Century Fox, где он был пристроен к режиссуре. Студии действительно понравился сценарий, но так тяжело снять фильм. Когда мой брат обнаружил, что я работаю над еще одним вампирским фильмом, он по-настоящему разозлился. Он не хотел иметь ничего общего с ним. Затем я показал ему сценарий, и он сказал: «Подожди минутку. Ты не говорил мне, что это произведение такое хорошее!» Думаю, с тех пор он подключился к фильму. Но мы с моим братом – команда от бога. Я вроде как «работаю правым полушарием мозга, слишком одарен воображением, не могу даже получить водительские права, потому что постоянно витаю в облаках», а он намного больше «работает левым полушарием, никогда в жизни не получал четверки и все делает по расписанию». Это хорошо, потому что я могу дать воображению разгуляться. А он скажет, что ты слишком уж разошелся.»

Предполагаю, Марк сейчас монтирует фильм. Ты вовлечен в этот процесс или тебя освободили?

«Он все еще в Лондоне, а я в Лос-Анджелесе. Но я точно еще не закончил. Чувствую, что буду писать и переписывать рассказ, дорабатывая его. Думаю, из-за недавних провалов подростковых фильмов мы должны полностью прочитать, что делаем с фильмом. Очевидно, мы адаптируем «Академию вампиров», потому что любим ее, поэтому фильм не будет меняться. Ситуация с маркетингом может стать сумасшедшей, так что предупреждаю читателей об этом.»

«Академия вампиров» выйдет в кинотеатрах 14 февраля 2014.