У каждой книги своя аудитория.

СМ: Что меня удивляет, это не то, что есть люди, которым не нравится моя книга – потому что это как раз вполне ясно и естественно – а то, что есть люди, которым она нравится. И я действительно думаю, что с продолжением история сделалась более специфичной, когда были исключены некоторые варианты. Когда ты устанавливаешь определенные границы, все другие варианты развития событий отмирают, поскольку ты принимаешь решение. Так что, я понимаю, почему у людей возникают проблемы с восприятием этого, потому что со временем, даже для меня история становилась всё более специфичной.

У каждой книги своя аудитория. Иногда эта аудитория – всего один человек, иногда двадцать. И каждую книгу кто-то любит, и каждую книгу кто-то ненавидит. У каждой книги в книжном магазине есть причина, по которой она там находится – она должна затронуть кого-то. Но нельзя затронуть всех.

ШХ: Определенно нет.

СМ: И не следует говорить: — С этой книгой что-то не так, если она воспринимается по-разному разными людьми. Книга не должна быть понятна всем. Потому что мы все разные. И слава Богу. Как скучно было бы жить, если бы мы все одинаково воспринимали книги!

 

Люди привносят так много собственных ожиданий, что история не может удовлетворить всех.

 

ШХ: Я правда верю в то, что мы – писатели — делаем только пятьдесят процентов всей работы, а читатель проделывает остальные пятьдесят процентов. Мы все привносим в книгу свой опыт и понимание.

 

Когда ты начала писать Сумерки, у тебя была одна книга и одна история. И бесконечное число всевозможных вариантов дальнейшего развития событий этой истории. Так если, к примеру, у тебя было бы десять миллионов поклонников Сумерек, к тому времени как ты подобралась к Новолунию, ты сужаешь круг возможных событий, потому что персонажи делают свой выбор, и не всем это нравится, таким образом у тебя остается, допустим семь миллионов. К тому времени как ты доберешься до Затмения, у тебя, скажем, три миллиона людей, которым понравится история. А после Рассвета

 

СМ: Остается только двадцать человек, которым нравится книга. [Смеется] Мне кажется, это неверно, ожидать приятия от всех, даже если история рассказана хорошо.

 

Люди привносят столько собственных ожиданий, что история просто не может удовлетворить всех.

 

ШХ: Но для тебя это все еще трудно? У тебя все еще есть желание понравиться всем?

 

СМ: Конечно. Я была бы очень рада сделать всех людей счастливыми. Это прекрасно – слышать, что твоя книга сделала чей-то день ярче. Потрясающе осознавать, что ты делаешь что-то хорошее, и это, в первую очередь, доставляет удовольствие тебе. Это не основная причина, почему я это делаю, но это очень приятно.

 

Тяжело, когда людям, которые очень хотели, чтобы им понравилось, не нравится. Это навевает грусть, потому что я знаю, что и для них была история, но я не могла ее написать. Я думаю, что такие люди – сами рассказчики историй. И, возможно, им нужно перейти эту черту — перейти на темную сторону… присоединиться к нам! – и начать создавать собственные истории.

 

Я не ставлю под вопрос своих персонажей, поэтому я могу сохранить свое мнение, когда я пишу – потому что для меня это железобетонный факт.

 

ШХ: Хотя это просто невозможно. Потому что тут ты создала персонажей в Сумерках, а затем читатель создает свою собственную версию персонажей. Затем ты продолжаешь, пишешь другую книгу, и то, что делают твои персонажи… это не обязательно то, что бы сделали персонажи читателя. С его точки зрения, возможно, ты манипулируешь его персонажами, и заставляешь их делать то, чего они бы не сделали, хотя это, безусловно, не так.

 

СМ: Это действительно забавно…. Я имею ввиду, это трудно, потому что я очень ранимый человек. Я все воспринимаю близко к сердцу. Когда я читаю критический отзыв, я всегда тяжело это переживаю, говорю: — «О, Боже — наверное, мне нужно было так сделать! О, я действительно сделала здесь неверно!» Я сразу начинаю сомневаться в себе. Я не сомневаюсь в моих героях, поэтому я могу сохранить свое мнение, когда я пишу. Для меня это — железобетонный факт. Не важно какие у меня сомнения, персонажи — те, кто они есть. И это хорошо.

 

ШХ: Действительно. И, несмотря на всю критику, поклонников книги намного больше, чем людей недовольных, но ты все равно слышишь негатив громче.

 

СМ: Да, очень громко. Ты знаешь, это напоминает мне фильм Красотка. Каждый раз, когда он идет по ТВ, я, по какой-то причине, не могу переключить канал. [ШХ смеется] Там есть момент когда она говорит: Намного проще поверить в плохое.

 

ШХ: Ага.

 

СМ: Это постоянная борьба: сделать так, чтобы негативные слова звучали не так громко, или, по крайней мере, сравнялись по силе, с позитивными. Я знаю многих людей, которые чувствуют то же самое. Легко в себе сомневаться.

 

Возможно, ответ здесь – не нужно писать историю с продолжением. Я думаю над этим. Писать однократные истории. Для меня это сложно. Я думаю, что все кончится, что, чтобы закончить историю, я просто убью героев, потому что тогда это действительно конец, правда же? [Смеется] Но если ты убиваешь персонажей – даже второстепенных – ты все равно страдаешь, потому что видишь, какие были для них возможности, что могло их ждать.

 

ШХ: В книге, которую я сейчас пишу, есть смерть — большая сцена смерти. И каждый раз, когда я переписываю, и подбираюсь к этой сцене, я знаю, что мне придется пережить ее снова, меня сковывает ужас. И каждый раз, когда я прохожу эту сцену, я всхлипываю. Это непросто…

 

СМ: Непросто. Когда ты знаешь в перспективе, что тебе предстоит через это пройти, это дает тебе некоторую паузу. И ты также знаешь, что это другая история, отличная от того, что ожидают люди. С сиквелами всегда такая проблема.

 

ШХ: Большинство писем фанатов я получаю по одной книге, которая называется «Школа принцесс», и люди просят, чтобы я написала продолжение. И они даже пишут мне, что там должно произойти, представляешь? [СМ смеется] Из этого я делаю вывод, что мне не следует писать продолжение.

 

СМ: Точно.

 

ШХ: Потому что они уже придумали свою собственную историю. И это именно то, чего я хочу … Я просто дала им идею, что может быть дальше, в будущем.

Все переведенные истории из Официального иллюстрированного гид по СС ищите здесь.

Перевод Екатерины Антоновой подготовлен специально для сайта www.eclipse-sumerki.ru

Копирование разрешено только с указанием активной ссылки на источник!