Читаем ONLINE. Дивергент: глава X

Глава 20

 Вероника Рот «Избранная»: Эксмо; Москва 2012

Оригинальное название: Veronica Roth «Divergent» 2011

ISBN: 978-5-699-58606-6

Перевод: А. Киланова

Я дышу через нос. Вдох, выдох. Вдох.

–  Это всего лишь симуляция, Трис,  – тихо произносит Четыре.

Он не прав. Предыдущая симуляция просочилась в мою жизнь, во сне и наяву. Кошмары, включающие не только ворон, но и чувства, которые я испытывала во время симуляции,  – ужас и беспомощность, которые, как я подозреваю, и являются моим истинным страхом. Внезапные приступы паники в ванной, за завтраком, по дороге сюда. Ногти, обгрызенные до крови. И я не единственная, кто плохо себя чувствует, это очевидно.

И все же я киваю и закрываю глаза.

Я в темноте. Последнее, что я помню,  – металлическое кресло и игла в руке. На этот раз нет поля, нет ворон. Сердце колотится в ожидании. Какие чудовища выползут из мрака и лишат меня здравого смысла? Долго ли придется их ждать?

В нескольких футах впереди загорается голубой шар, затем еще один, наполняя зал светом. Я нахожусь на дне ямы, рядом с пропастью, в кольце неофитов. Их руки сложены на груди, лица пусты. Я ищу Кристину и вижу ее среди них. Никто не двигается. От их неподвижности у меня сжимается горло.

Я вижу что  то перед собой – свое собственное тусклое отражение. Я касаюсь его, и мои пальцы встречают стекло, прохладное и гладкое. Я поднимаю глаза. Надо мной лист стекла; я  в аквариуме. Я нажимаю на стекло над головой, чтобы проверить, можно ли открыть ящик. Стекло не поддается. Я замурована.

Мое сердце бьется быстрее. Мне не нравится быть в ловушке. Кто  то стучит по стенке передо мной. Четыре. Он указывает на мои ступни, ухмыляясь.

Еще несколько секунд назад мои ноги были сухими, но сейчас вода стоит на полдюйма, и носки насквозь мокрые. Я приседаю, чтобы посмотреть, откуда берется вода, но она словно прибывает ниоткуда, поднимаясь со стеклянного дна аквариума. Я смотрю на Четыре, и он пожимает плечами. Он присоединяется к толпе неофитов.

Вода поднимается быстро. Она доходит уже до лодыжек. Я снова колочу по стеклу кулаком.

–  Эй!  – кричу я.  – Выпустите меня отсюда!

Вода скользит по обнаженным икрам, прохладная, мягкая. Я сильнее ударяю по стеклу.

–  Выпустите меня отсюда!

Я смотрю на Кристину. Она склоняется к Питеру, который стоит рядом с ней, и что  то шепчет ему на ухо. Они дружно смеются.

Вода покрывает мои бедра. Я барабаню кулаками по стеклу. Я больше не пытаюсь привлечь внимание, просто пытаюсь вырваться на свободу. Я лихорадочно колочу по стеклу, сколько есть сил. Отступаю назад и ударяю плечом о стекло – раз, два, три, четыре. Бьюсь о стекло, пока плечо не начинает болеть, зову на помощь, наблюдаю, как вода поднимается до пояса, ребер, груди.

–  Помогите!  – кричу я.  – Пожалуйста! Пожалуйста, помогите!

Я колочу по стеклу. Я умру в этом аквариуме. Я провожу дрожащими руками по волосам.

Среди толпы неофитов я замечаю Уилла, и что  то вспыхивает у меня в подсознании. Какие  то его слова. «Ну же, думай». Я прекращаю стучать по стеклу. Дышать тяжело, но я должна попытаться. Надо набрать побольше воздуха, сколько удастся за несколько секунд.

Мое тело всплывает, невесомое в воде. Я подплываю к потолку и откидываю голову назад, а вода тем временем покрывает подбородок. Задыхаясь, я прижимаю лицо к стеклу, втягивая как можно больше воздуха. Затем вода покрывает меня, замуровывая в аквариуме.

«Не паникуй». Что толку – сердце колотится, мысли путаются. Я барахтаюсь в воде, ударяясь о стенки. Пинаю стекло со всей силы, но вода замедляет удар. «Симуляция происходит исключительно в голове».

Я кричу, и вода заполняет мой рот. Если это происходит в моей голове, я способна контролировать ситуацию. Вода жжет глаза. Бесстрастные лица неофитов глядят на меня. Им все равно.

Я снова кричу и толкаю стенку ладонью. Я что  то слышу. Треск. Когда я убираю ладонь, в стекле остается трещина. Я ударяю второй рукой рядом с первой, и новые трещины разбегаются по стеклу длинными искривленными пальцами. В груди печет, как будто я проглотила огонь. Я пинаю стенку аквариума. Пальцы ноги ноют от удара, и я слышу долгий низкий стон.

Стекло разлетается вдребезги, и вода выносит меня вперед. На воздух.

Задыхаясь, я сажусь в кресле. Я глотаю воздух и трясу руками. Четыре стоит справа, но не помогает мне встать, а только глядит на меня.

–  Что?  – спрашиваю я.

–  Как ты это сделала?

–  Что сделала?

–  Разбила стекло.

–  Я не знаю.

Четыре наконец протягивает мне руку. Я спускаю ноги с кресла и уверенно встаю. Спокойно.

Он вздыхает, хватает меня под руку и наполовину выводит, наполовину вытаскивает из комнаты. Мы быстро идем по коридору, и я останавливаюсь, выдергивая руку. Он молча смотрит на меня. Если я не спрошу, он так ничего и не скажет.

–  Что?  – спрашиваю я.

–  Ты дивергент,  – отвечает он.

Я гляжу на него, и страх пульсирует во мне электричеством. Он знает. Откуда он знает? Наверное, я совершила ошибку. Проговорилась.

Надо вести себя непринужденно. Я прислоняюсь к стене и спрашиваю:

–  Какой еще дивергент?

–  Не притворяйся идиоткой!  – рявкает он.  – Я заподозрил это еще в прошлый раз, но сейчас сомнений нет. Ты управляла симуляцией. Ты дивергент. Я удалю запись, но если ты не хочешь лежать мертвой на дне пропасти, изволь придумать, как скрыть это во время симуляций! А теперь прошу меня извинить.

Он возвращается в симуляционную комнату и хлопает дверью. Сердце поднимается к горлу. Я управляла симуляцией, я разбила стекло. Я не знала, что это признак Дивергенции.

Откуда он знал?

Я отлепляю ладони от стены и иду по коридору. Мне нужны ответы, и я знаю, у кого они есть.

Я иду прямо в тату  студию, где в последний раз видела Тори.

Людей вокруг немного, потому что в середине дня большинство на работе или в школе. В тату  студии три человека: мастер рисует льва на плече клиента, а Тори разбирает стопку бумаг на стойке. Когда я вхожу, она поднимает глаза.

–  Привет, Трис.  – Она бросает взгляд на второго мастера, который слишком сосредоточен на своем занятии, чтобы заметить нас.  – Идем в заднюю комнату.

Я иду за ней за занавеску, которая разделяет две комнаты. В задней комнате стоят несколько стульев, лежат запасные иглы, краски и блокноты, на стенах висят рисунки в рамках. Тори задергивает занавеску и садится на стул. Я сажусь рядом и постукиваю ногой, чтобы чем  то заняться.

–  Как дела?  – спрашивает она.  – Как симуляции?

–  Весьма неплохо.  – Я киваю несколько раз подряд.  – Даже слишком неплохо, говорят.

–  Вот как.

–  Пожалуйста, помоги мне понять,  – тихо прошу я.  – Что это значит – быть…

Я медлю. Лучше не произносить здесь слово «дивергент».

–  Кто я такая, черт побери? Как это связано с симуляциями?

Поведение Тори меняется. Она откидывается на спинку стула и скрещивает руки на груди. Ее лицо принимает настороженное выражение.

–  Помимо прочего, ты… тот, кто сознает, что находится в симуляции, что происходящее нереально,  – отвечает она.  – Тот, кто может управлять симуляцией или даже прервать ее. И еще…

Она наклоняется и заглядывает мне в глаза.

–  Тот, кого… поджидает смерть, ведь ты еще и лихачка.

В груди копится тяжесть, как будто каждая фраза Тори падает камнем на дно. Во мне растет напряжение, которое я не в состоянии сдерживать… сейчас я заплачу, или закричу, или…

Я издаю хриплый смешок, который почти сразу стихает, и спрашиваю:

–  Выходит, мне предстоит умереть?

–  Необязательно,  – отвечает она.  – Лидеры Лихости пока не знают о тебе. Я немедленно стерла результаты твоей проверки из системы и вручную ввела результат «Альтруизм». Но не совершай ошибок. Если они узнают, кто ты, то убьют тебя.

Я молча смотрю на нее. Она не кажется сумасшедшей. Она говорит уверенно, хоть и несколько торопливо, и я ни за что не заподозрила бы ее в неуравновешенности, но это так и есть. В нашем городе никого не убивали с самого моего рождения. Даже если отдельные люди способны на это, лидеры фракции – никогда.

–  У тебя паранойя,  – говорю я.  – Лидеры Лихости не убьют меня. Люди не убивают друг друга. Больше не убивают. В этом и смысл всего этого… смысл фракций.

–  Да неужели?  – Она опускает руки на колени и смотрит прямо на меня, ее лицо искажает внезапная ярость.  – Они прикончили моего брата, так почему не тебя? Чем ты лучше его?

–  Твоего брата?  – Я суживаю глаза.

–  Да. Моего брата. Мы оба перешли из Эрудиции, только его проверка склонностей не дала однозначного результата. В последний день симуляций его тело нашли в пропасти. Сказали, он совершил самоубийство. Вот только мой брат отлично справлялся с обучением, встречался с одной неофиткой, был счастлив.  – Она качает головой.  – У тебя ведь тоже есть брат? Как по  твоему, знала бы ты о его желании покончить с жизнью?

Я пытаюсь представить самоубийство Калеба. Сама мысль кажется нелепой. Даже будь Калеб несчастен, он никогда не пошел бы на это.

Ее рукава закатаны, и я вижу татуировку реки на ее правом плече. Она сделала ее после смерти брата? Река – это еще один страх, который она преодолела?

Она понижает голос:

–  На второй ступени обучения Джорджи справлялся очень хорошо, очень быстро. Он говорил, что симуляции даже не пугают его… все равно что игра. Поэтому инструкторы особо им заинтересовались. Набились в комнату во время симуляции, вместо того чтобы дожидаться результатов. Постоянно шептались о нем. В последний день симуляций один из лидеров Лихости лично пришел на него посмотреть. А на следующий день Джорджи не стало.

Я могу управлять симуляциями, если овладею неведомой силой, которая помогла мне разбить стекло. Могу стать хороша настолько, что все инструкторы заметят. Могу, но стану ли?

–  Это все?  – спрашиваю я.  – Просто умение менять симуляции?

–  Вряд ли, но мне больше ничего не известно.

–  Сколько людей знает об этом?  – Я думаю о Четыре.  – Об управлении симуляциями?

–  Два вида людей,  – отвечает она.  – Те, кто желают тебе смерти. И те, кто знают об этом не понаслышке. Из первых рук. Или из вторых, как я.

Четыре обещал удалить запись того, как я разбиваю стекло. Он не желает мне смерти. Он дивергент? Или дивергентом был член его семьи? Друг? Любимая девушка?

Я отгоняю эту мысль. Четыре не должен меня отвлекать.

–  Я не понимаю,  – медленно произношу я,  – почему лидеров Лихости волнует, что я умею управлять симуляцией.

–  Знала бы – сказала.  – Она сжимает губы.  – Единственное, что пришло мне в голову: их волнует не само изменение симуляции, это всего лишь признак чего  то другого. Чего  то, что их волнует.

Тори сжимает мою ладонь своими.

–  Подумай вот о чем,  – говорит она.  – Эти люди научили тебя стрелять. Научили драться. Как по  твоему, они остановятся перед тем, чтобы причинить тебе вред? Остановятся перед тем, чтобы убить тебя?

Она отпускает мою руку и встает.

–  Мне пора, а то Бад будет задавать вопросы. Будь осторожна, Трис.

Продолжение следует…

Вероника Рот «Избранная»: Эксмо; Москва 2012

Оригинальное название: Veronica Roth «Divergent» 2011

ISBN: 978-5-699-58606-6

Перевод: А. Киланова

Предыдущие и последующие главы можете прочесть здесь <——