Эксклюзивное интервью: Говард Шор обсуждает накал страстей в фильме «Сумерки сага: Затмение»В прошлом десятилетии Говард Шор стал одним из немногих Голливудских композиторов, имя которых известно каждому. Хотя он в бизнесе с 1970х — за это время он написал музыку для более чем 80 фильмов и множества телевизионных проектов — Шор приблизился к международной славе лишь в 2001, когда он сочинил музыку для пейзажа трилогии фильмов Питера Джексона «Властелин колец». Шор выиграл три награды от «Academy Awards», три «Золотых Глобуса», четыре статуэтки «Грэмми» только за эти три фильма.

С тех пор он окунулся в мир высокой драмы, сочиняя музыку для таких эмоциональных (и тревожных) фильмов как «Отступники», «Банды Нью-Йорка», «Порок на экспорт», «Оправданная жестокость» и «Возмездие» среди многих других.

Совсем недавно, он добавил свое имя к другой жутко известной франшизе, «Сумеречной саге», усиливая шансы фильму, который, несомненно, станет летним блокбастером — «Затмению». Шору задаются вопросы скептиков, касательно причин принятия участия в таком проекте, но чтобы не говорили, все сомнения отметаются в пользу «Сумерек».

Изюминка «Затмения» в его сути – это взрыв ярких эмоций, которые одновременно являются искренними, очаровывающими и ужасающими. Шор много употребляет фортепьянного соло для тем героев, показываю голую уязвимость персонажей, которую не может показать ни один другой инструмент. И его склонность к мелодиям со скрипкой и виолончелью также подчеркивают созданные Стефани Майер персонажей. «Затмение» способно наброситься на вас как голодный ягуар, омрачить ваше суждение как густой туман или поддразнивать ваши чувства калейдоскопом цветных тонов.

Говард Шор – мастер в создании царств, где кошмар и фантазия сочетаются вместе и где красота и уродства часто обитают в одном теле. Тогда, как его время пользуется спросом, нам с трудом удалось занять немного его времени, чтобы поболтать с человеком, который бросает тень сумерек на «Затмение»!

Как вы оказались в работе над проектом «Затмение»?

— Они просто предложили мне работу, а я согласился. Все было именно так, ничего особенного.

Композитор «Новолуния», Александр Деспла, сказал, что проигнорировал работу Картера Берлуэлла в «Сумерках» и даже не видел первого фильма. Вы придерживались того же менталитета с «Затмением»?

— Нет, я провел некоторое довольно полное исследование. Мне нравится много читать, и я знаю историю. Я действительно ею интересовался с драматической точки зрения. И я чувствовал, что история к третьему фильму набирает обороты. Я провел исследования и перешел к очень интересному творческому процессу. Было очень приятно работать. И я нашел работы обоих парней, которые были очень хорошими. Музыка Картера была весьма неплоха, а у Александра очень красива.

Как вам опыт в записи песен для «Затмения»?

— Я работал с Эмили Хэйнес и Джеймсом Шоу из группы Metric, а Metric была группой, которую я изучал и чувствовал, что они будут хорошими сотрудники для этого проекта. Я спросил их, было бы им интересно написать музыку со мной, таким образом, трое из нас создали песню “Eclipse (All Yours)”. Мне вообще нравится сотрудничать с разными артистами.

И это одна из причин, по которой вас все меньше и меньше видят в Голливуде. Вспомним времена расцвета Джеймса Бонда, тогда вы почти всегда были композитором, соавтором многих кинотем.

— Да, да! Мне безумно это нравилось.

Слушая песни к «Затмению», я заметил, что вы отдали Джейкобу первичным музыкальным характером, в то время как Белла что-то вроде фона книжного персонажа.

— Он важная часть истории, и его персонаж важный элемент в дуге истории. Времени в третьей части у Джейкоба больше, поэтому имело смысл проработать все чувства и драму в истории Джейкоба. Персонаж Джейкоб до третьего фильма практически не развивался. Поэтому это правильное решение.

Вообще не было раньше никаких тем для Джейкоба, Виктории, Розали, Джаспера и Джейн, чувствовали ли вы некоторую ответственность, представляя их надлежащим образом?

— Определенно. Я пишу, как я чувствую, где необходим акцент. И акцент для этой части истории отличается от того, что был прежде. Поэтому я чувствовал, что на этом нужно сосредоточить внимание и подчеркнуть определенные темы в истории.

Вы стали более эмоциональными, работая над такими чрезвычайно драматическими фильмами?

— Да, я действительно становлюсь более эмоциональным. Я хочу писать и чувствовать драму. Музыка, по существу, эмоциональный язык, поэтому ты хочешь чувствовать какие-либо отношения и создавать музыку, основанную на этих чувствах.

Вот и поэтому, мне кажется, «Затмение» по праву займет свое место в вашей аллее проектов.

— Да, так и есть. Цель музыки в фильме – провести линия к эмоциональной части истории.

Для вас, кажется, очень важным сделать вашу музыку понятной для публики, и то, за что борются не многие композиторы. Что вы скажите в объяснение таких полноценных работ как трилогия «Властелин колец», «Говард Шор: полное издание» и подобных вещей?

— Это важно для меня. Мне нравится делать хорошие версии как в медиа, так и полноценные записи, а далее полные выпуски компакт-дисков; а также архивные и раритетные выпуски компакт-дисков. Есть фантастический редкий диск, который мы выпустили вместе с книгой Дуга Адамса «Музыка Властелина колец».

Мне нравится работать во всех аспектах музыки. Мне нравятся детали, да.

В следующем году 20 годовщина «Молчания Ягнят». Собираетесь ли вы сделать что-то особенное для этого?

— В принципе да. Что-то особенное снимается для канала A&E, в чем я принимаю участие.

Что-то потаенное в вашей психике привлекает вас к реалистично-фантастическому миру; места, которые вы хотели бы посетить, но в которых никогда не хотели бы жить?

-[Смеется] Не знаю… наверное.