FOCUS: Мисс Стюарт, вампирская сага, сделавшая вас богатой и знаменитой, подошла к концу. Вам грустно?
Кристен: И да, и нет. Первый фильм имел огромный успех, и мы находились под давлением от этого успеха, фильмы переросли в глобальный феномен. Мы стали частью бренда, который нужно было поддерживать. Сейчас это конец, и мне не грустно по этому поводу. Сага была доминирующей частью моей жизни последние пять лет. Столько всего произошло за это время – и я определенно стала более взрослой.

FOCUS: Вы стали международным идолом подростков практически в одночасье. Как вы справлялись с таким обилием внимания, когда вам самой было всего 17 лет?
Кристен: Весь этот ажиотаж застал нас врасплох. Фанаты буквально обезумели, и нам всем вдруг понадобились телохранители. Это было просто сумасшествие. Дженнифер Лоуренс, ведущая актриса в “Голодных Играх”, у которой сейчас происходит такая же ситуация, просила у меня совета, как с эти справиться. Я ей сказала: «Наслаждайся и в то же время не забывай о своих собственных интересах.»

FOCUS: Вся эта шумиха была тяжелой ношей для вас в психологическом плане?
Кристен: Конечно, никто не может быть к этому готов. Мы ездили по всему миру, рекламируя фильмы. Где бы мы ни оказались, огромные толпы кричащих фанатов ждали нас повсюду.  Это очень льстит, но, в то же время, это пугает. Временами для меня это было слишком.

FOCUS: Вы стали продуктом и, получается, вас продавали?
Кристен: Фильм был продуктом. Хотя, возможно, мы тоже им были.
FOCUS: Вас часто называли «деревянной», «высокомерной», а на некоторых интернет-форумах вообще оскорбляли. Вы знали об этом?
Кристен: В начале я часто регистрировалась на фанатских форумах, для того, чтобы готовиться к роли Беллы. Скоро я обнаружила, что это ошибка. Я много прочитала о себе и быстро решила, пусть все остается как есть. Я понимаю, вообще-то, когда некоторые СМИ называют меня «деревянной». Я жутко волновалась перед первыми интервью и безумно нервничала. К счастью, со временем я стала справляться лучше.

FOCUS: Что помогло вам преуспеть?
Кристен: Я многому научилась у Роба. Ему было намного проще общаться и с фанатами, и со СМИ с самого начала. Роб вообще был серьезной поддержкой все эти “Сумеречные” годы.

FOCUS: Сейчас просто бум на шоу талантов, многие мечтают об известности. Вы понимаете таких людей?
Кристен: Я думаю, у людей может быть несколько мотивов для участия в этих шоу. У некоторых есть настоящий талант, и они хотят показать его и, может, сделать это профессией, если будет шанс. Другие живут в собственном придуманном мире. Я никогда не хотела стать актрисой просто для того, чтобы быть известной. Те, кто живет подобной фантазией, скорее всего, провялятся в этой затее. Многие люди борются за то, чтобы стать известными. Возможно, они бы изменили свои взгляды, если бы могли узнать, каково это, когда твоя частная жизнь становится всеобщей.

FOCUS: Вы стараетесь держать свою личную жизнь в тайне — что не всегда удается.
Кристен: Я и так отдаю очень многое, из-за этого я считаю, что моя личная жизнь, то, что я делаю дома, с кем встречаюсь, неприкосновенно. Нельзя полностью подчиняться этому бизнесу, это то, чему я быстро научилась. И в том числе благодаря «Сумеречному» ажиотажу.

FOCUS: Трудно после всего, что произошло в последние месяцы, заниматься совместной раскруткой фильмов с Робертом Паттинсоном?
Кристен: Нет, у нас все нормально.

FOCUS: Скажите, проще играть пару в кино, когда у вас отношения вне экрана?
Кристен: В конце мы оба сосредоточились на ролях, которые не могли бы быть дальше от реальности. В том смысле, что Роб играл вампира. Носил цветные контактные линзы и был весь белый. Так что, там ты не думаешь в этот момент: О, это Роб. На съемках я всегда видела в нем Эдварда, вампира.

FOCUS: Вы понимаете это повальное увлечение вампирами?
Кристен: В некотором роде. Это своего рода мир фантазий. Молодая девушка влюбляется в вампира, который может лететь с ней через леса. Парень своего рода супермен. Я могу понять, почему именно молодежь увлекается такими идеями. Раньше женщины мечтали о принце на белом коне, теперь это вампиры. Но в итоге все сводится к тому, что людям не хватает романтики.

FOCUS: «Гарри Поттер,» «Сумерки», «Голодные игры» – как вы думаете связано ли увеличение фантазийных миров с нарастанием проблем в реальном мире?
Кристен: Это то, что характеризует кино уже лет 100. Если реальность становится слишком сложной, фантастические фильмы привносят в жизнь разнообразие.  Нас часто спрашивают, почему сага стала столь успешной. Мы делаем невозможное возможным для людей. Белла рожает ребенка вампира, пока она еще человек, и сама становится вампиром, обладающим супер-силами. Если бы у меня было все плохо, я, возможно, тоже бы стала искать убежище в таком фантазийном мире. Звучит заманчиво, правда?
FOCUS: Вы сами читаете фантастические романы?
Кристен: Я предпочитаю классику. Меня вдохновляют такие авторы, как Альбер Камю и Джон Стейнбек.

FOCUS: Вам когда-нибудь хотелось изучать литературу?
Кристен: Это то, что я могу хорошо себе представить в будущем. Я ушла из школы после восьмого класса, и дальше училась в основном у частных преподавателей и окончила школу через интернет. Идея снова учиться меня увлекает. Но в данный момент я хочу заняться использованием возможностей, которые мне предлагает индустрия кино. Я хочу быть хорошей характерной актрисой. Это то, что я поняла, когда снималась в «Сумерках». Мне еще многому надо учиться.

 

Перевод от katyushha специально для eclipse-sumerki.ru

Копирование возможно только с указанием активной ссылки на источник.