Интервью Тэйлора Лотнера в GQ. Июль 2010Мы уже предлагали Вам небольшие отрывки из интервью с Тэйлором для GQ, вот еще небольшой отрывок, включающий, как новую информацию, так и то, что вы уже могли прочесть в наших новостях:

Кумир школьниц планеты вся 18-летний Тэйлор Лотнер украсил обложку июльского номера американского мужского глянцевого издания GQ.

От автора статьи Микки Рэпкина: «С героем моего очередного очерка «Звезда с обложки» для GQ я впервые пересекся после окончания церемонии Kids’ Choice Awards 27 марта. В итоге наша с ним беседа по душам растянулась на несколько встреч, включая беседу во время его работы с фотографом Марио Тэстино для июльского номера GQ. До непосредственного знакомства с Тэйлором, я относился к этому парню предвзято. Вся это шумиха с сагой плюс его гонорары в 7,5 млн.$(это делает Лотнера самым высокооплачиваемым актером-подростком в США), в моих глазах вызывали огромный минус — что в нем особенного и что вообще происходит в мире, рассуждал я.

Первое впечатление от мальчишки: не по-мальчишески спокоен, собран, простодушен, скромен, но уверен в себе, не зажат, искренен, любит отшутиться. Я ждал подвоха, честно говоря, думал, ну не может парень в 18 лет при такой обрушившейся на него популярности, славе и по сути вседозволенности быть таким приторно правильным. В итоге моих встреч с этим парнем в течение нескольких недель я перестал про себя называть его мальчишкой, подозревать его в наигранности, готовых ответах. Я перестал позиционировать его сверх популярность как очередной пример воплощения американской мечты, нет, Тэйлор Лотнер слишком трудолюбив и недостаточно эгоцентричен. Он как рабочая пчела, которая будет продолжать собирать пыльцу, хотя условия давно позволяют свесить лапки и до конца жизни плевать пыльцой в потолок своего улия. И уж точно за него не стоит переживать, что через месяц или год-другой, он заделается в тусовщики и прожигатели жизни.

Этот парень скорее домашний, чем дикий или буйный. В него с самого детства вложено безмерное уважение к родителям, которое он выказывает беспрекословно продолжая помогать родителям по хозяйству даже сейчас, не задумываясь, что он может нанять домой штат прислуги. Но я не могу назвать его маминым или папиным сынком. Наверное, дело в спорте. Пример того, что восточные единоборства дисциплинируют, особенно если отдать ребенка с детства в такие виды спорта. Отсюда как раз и его выдержанность и спокойствие не по годам.

У парня стержень внутри с толщиной в столетний дуб: это серьезная заявка на будущее. А кто это будет, актер, режиссер, каскадер, политик или просто спортивный тренер и отец семейства, Тэйлор Лотнер решит сам, но точно Человек с большой буквой «Ч». Если еще в марте я был почти возмущен и считал, что он не дорос для звезды с обложки GQ, то сейчас я горжусь знакомству с этим парнем и тем, что редакция GQ выбрала его для звезды на обложку. За таких мечтают выдать замуж своих дочек все отцы на свете. Такие добывают победы в боях, когда война и держат оборону в тылу, когда мир. Идеальный и правильный пример взрослеющего американского мужчины.

Выдержки из интервью: Насчет истории с Кани Вестом и Тэйлор Свифт: «Да, я стоял за ее спиной и на 100% был уверен, что это все постановка, часть шоу VMA Awards, очередная псевдо скандальная и псевдо реальная фишка в формате MTV Awards, которой надо наслаждаться. Только когда потом я заглянул Тэйлор в глаза, я понял, что она больше моего была удивлена появлением Кани Веста и его речью.»

Насчет роли в лирической комедии Valentine’s Day: «Нет, изначально они просто хотели эпизод со мной, как я оголяю торс посреди школьного двора под вздохи старшеклассниц. Я сказал: «Стоп-стоп. Не надо делать из меня чувака из фильма в фильм зацикленного на том, чтобы снять рубашку и поиграть мышцами!» Во второй книге Стефани Майер «Новолунии» Джейкоб после лета преображается из мальчишки в парня-скалу и я должен был соответствовать персонажу. В «Дне Св.Валентина» я не видел необходимости играть еще раз типа-Джейкоба и убедил, чтобы персонаж мой подкорректировали.»

Насчет не публичной жизни: «Да, я сохранил свою жизнь вне ковровых дорожек на том же уровне, на каком она была до сумеркомании. Мне не на что жаловаться. Мне реально жаль остальных, у которых так треснул их внутренний мир на «до» и «после». Ну о чем им писать — как я в тысячный раз сходил туда-сюда на тренировку или как я с отцом за покупками в продуктовый съездил?! Я нигде не тусуюсь, я редко куда-то делаю вылазки, я скучный для всех этих изданий — в этом ключ моего спокойствия.»

Когда мы с твоим телохранителем и целой толпой охраны организаторов Kids’ Choice Awards выходили в тот день через тысячи сумеречных фанатов, признаюсь, я не на шутку паниковал. А у тебя такие были моменты паники? «Однажды. Это было в Бразилии во время промо-тура «Новолуния». Мы с Крис (Кристен Стюарт, прим. ред. GQ) оказались запертыми вдвоем в маленькой комнатке для горничных на гостиничном этаже. По ту сторону двери была нерегулируемая бесчисленная прорвавшаяся толпа фанатов. Это ощущение гула в голове и ватности в теле. Мы смотрели друг на друга, без слов понимая — если фанатки нас обнаружат, то в состоянии аффекта нас просто расплющит.

А потом мы обнаружили вторую дверь, она выходила на параллельный коридор. Это было сродни обнаружить флягу с водой, когда умираешь в пустыне от жажды. Всегда есть выход. Иногда в прямом, иногда в переносном смысле.»