Сумеречная звезда: Кристен Стюарт - королева драмы?Сумеречная серия — адаптация рассказа Стефани Майер о подростковом воздержании между задумчивым вампиром эдвардом Калленом (Роберт Паттинсон) и задумчивой девушкой Беллой Свон (Стюарт) — привела ее к мировой мегаславе.

Благодарю этому Стюарт находится на грани возможности получить чек, о котором большинство людей только могут мечтать, который по сообщениям предположительно составляет 18 миллионов долларов, которые она заработала в прошлом году.

Она молода, богата и — если вы верите слухам о ней и Паттинсоне — безумно влюблена. Так почему же она так изменчива?

На торжественных событиях Стюарт кажется печальной. Во время интервью такое ощущение, что ей проще лезвие бритвы проглотить, чем ответить на самый безобидный вопрос.

В недавнем Австралийском туре, посвященном промоушену «Затмения», последнему на нынешний момент фильму саги, она показала свою враждебность к известности, которая словно камень на шее. Фотографы запечатлили диапазон ее угрюмых выражений лица, наиболее особенный в запомнившемся фото с балкона Сиднеевского отеля — свисающая сигарета, оба средних пальца подняты наверх.

Тем временем Тейлор Лоутнер, ее молодой Сумеречный коллега, легко относится к вниманию, улыбаясь и болтая с фанатами, пока Стюарт дулась, хандрила и приветствовала фанатов сквозь сжатые зубы.

«Вы не видите как камеры совали мне в лицо и задавали странные, навязчивые вопросы», — сказала недавно Стюарт британскому журналу, «или людей, падающих, кричащих и насмехающихся, чтобы получить реакцию. Все, что вы видите, это актера, освещенного вспышкой».

Делу не помогло и когда она сравнила преследования папарацци с сексуальным изнасилованием: «Это так…Фотографии такие…Такое ощущение словно я смотрю на кого-то изнасилованного. Много раз, я не могу смириться с этим. Это х*****. Я никогда не ожидала, что моя жизнь будет такой».

Почему она избегает вопроса о том, зачем она подвергла себя этому? Почему не уйти? Она начала слухи о переезде в Сидней для поступления в университет (ее мама-австралийка родилась в Квинсленде) и говорит о желании «нормальной» жизни, об отдыхе на год, чтобы «пожить».

Но в то же время она говорит: «Я не знаю, что бы я делала, если бы не могла заниматься этим. Я уверена, что нашла бы что-то еще. Плюс в актерстве в том, что ты можешь заняться чем-то еще. Ты можешь писать, потому что у тебя есть такие способности. Если ты не можешь играть, можно проявить себя во множестве других областей. Но я была бы опустошена. Я не хочу останавливаться».
Все еще легко забыть, что ей лишь 20 лет.

Представьте, что все что вы сказали или сделали в этом возрасте, было опубликовано на алчных сплетничающих сайтах, только и ждущих как вы совершите ошибку.

Паттинсон, который по слухам назвал их отношения «дерь***», часто быстро защищает свою коллегу. — «Такая большая франшиза как «Сумерки» — сумасшедшая вещь, потому что она сделала меня известным и будет со мной всю жизнь. Поэтому важно пройти это вместе с моим партнером, и Кристен отличный партнер». — сказал он. — «Она устанавливает высокую планку, значит и я должен сделать тоже самое».

Популярность пары такова, что в этом году в США имена Изабелла, Джейкоб (после того, как Лоутнер стал оборотнем, вечно разгуливающим без рубашки) и Каллен (в уважении к достойной Vogue («Мода») вампирской семье Эдварда) стали самыми популярными детскими именами. Они также породили новую породу суперфанатов — «Twi-hards», детей, подростков и даже взрослых, которые следят за каждым их шагом и, как известно, рыдают навзрыд при появлении их идолов.

Со всем этим на задворках моего сознания, именно с трепетом я встречаюсь со Стюарт. При разговоре с ней есть условие — присутствие Дакоты Фаннинг, ее коллеги по «The Runaways», биографического фильма о девчачьей рок-группе, которая стремительно вознеслась к славе — и также быстро забылась — в 70х.

Стюарт играет рок-легенду Джоан Джетт, роль, которая накладывает особое пятно. Она переняла у Джетт походку, ворчание и отлично известный не-порть-со-мной-отношения вид — то, как по-моему мнению, должен выглядеть актер.

Почти как удар, позже, найти ее общительной и открытой. Она много смеется, кое-что, что она редко делает перед камерами. К тому же она красивая и не дуется. Одетая в старые джинсы, маленькую черную футболку и поношенные ботинки, она выглядит больше как рок-звезда, чем актриса, которая постоянно посещает торжественные события с важным видом и в шикарных нарядах.

Стюарт делает многочисленные сигаретные перекуры и, кажется, она не могла еще меньше заботиться о том, как ее восприняли. Смотря на нее, у вас появляется чувство, словно у нее толстая кожа. Возможно, потому что так и есть. — «Это выглядит гораздо безумней со стороны», — говорит она, пожимая плечами. — «Люди думают, что наши жизни похожи на беспрерывное сумасшедшее общение со СМИ, но это не так».
«Это так, только когда я работаю. Моя жизнь включает и обычные вещи.»

Э, не совсем. Не так много 20-летних, которые могут вращать миллионами долларов за фильмы, чье каждое движение хотят запечатлеть голодные папарацци или которые могут сделать фильм хорошим, лишь добавив к нему свое имя. Но такова нынешняя доля Стюарт.

Это очевидно, почему Стюарт и Фаннинг связались с историей о The Runaways — девушки находятся под давлением известности с детства. В отличие от Стюарт, однако, 16-летняя Фаннинг выглядит абсолютно не беспокоющейся обо всем этом бизнесе. — «Это потому что моя семья не связана с киноиндустрией», — с легкостью говорит она.

Стюарт, она добавляет, стала вроде наставника для нее с тех пор как они вместе снялись во второй и третьей Сумеречных частях.

Но эта индустрия у Стюарт в крови. Ее отец Джон ассистент режиссера и ТВ-продюссер, а ее мама Джулс — сценарист. (У нее также есть старший брат, Кэмерон.) — «Я выросла на площадке и всегда хотела работать там, потому что у моих родителей была такая работа, и это было классно и весело», — говорит она. — «Ребенком ты можем просто быть актером, вот так я и вошла в этот мир. Позже, когда мне было 13, я открыла любовь к этому, и начала работать над другими проектами, которые мне нравились».

Не смотря на ее раннюю карьеру актрисы, интересно заметить, как некомфортно она выглядит на торжественных событиях. Большой показатель — ее остановки, чтобы откашляться, когда она представляла фильмы ужасов на Academy Awards. Но для самой Стюарт это не удивительно. — «Временами, когда я нервничаю, я начинаю кашлять», — говорит она. — «Я бы не смогла закончить предложение, если бы не сделала этого. Многих людей это собьет с толку, но той ночью я гордилась собой — потому что я не упала или сделала чего-то подобного. Грустно, что люди смотрят на неловкость как на что-то столь ужасное.»

Она, естественно, не собирается соответствовать тому, какой люди хотят ее видеть, возможно, чтобы доказать, что она гораздо больше, чем актриса франшизы. В конце концов, ее ранняя карьера не давала никаких намеков на всемирную славу с ее концентрацией на инди-фильмах.

«В диких условиях» Шона Пенна показал, что она была особым партнером Эмиля Хирша и Кэтрин Кинер. Пост-Сумеречные — «The Runaways» (любимое дело сходящей с ума от музыки Стюарт), «Парк культуры и отдыха» и «Желтый платочек счастья» — все малобюджетные, идущие от персонажа фильмы.

Одна из ее ранних ролей была роль дочери Джоди Фостер в фильме «Команта страха». Фостер, больше всех, понимает, что такое испытание известностью в раннем возрасте.

На Оскаровской авте-пати Vanity Fair Фостер прямиком направилась к Стюарт и снятое фото говорит лучше, чем слова: Стюарт стоит с сжатыми руками, словно ее отчитали, а Фостер держит палец будто передает ей строгий совет.

И вот что сказала Стюарт: «Она сказала: «Знаешь, ты можешь научиться одной или двум вещам у меня. Нам нужно начать встречаться почаще.» Я ответила: «Правда»?» Хотя, сейчас Стюарт наслаждается отдыхом, но скоро она начнет сниматься в фильме «На дороге», а затем в «Рассвете», четвертом Сумеречном фильме.

«Последние три года были тяжелыми», — говорит она. — «Я не строила планов на долгое время, потому что много работала. Я наслаждаюсь моим отдыхом и я в ожидании продолжения».

Учитывая давление, под которым она находится, молодая актриса заслуживает отдых. Кто знает, может она найдет чему улыбнуться.