Интервью Роберта для французского журнала "Премьера"  «Впервые я осознал, как странно буду себя чувствовать, когда сага закончится»Так как вы не аманиты и не герои Лоста, мы не станем тратить время и представлять вам Роберта Паттинсона, 24-летнего парня, играющего вампира, который сверкает на солнце, актера, чье имя еще два года назад было неизвестным, а теперь завоевавшего весь Голливуд. Вы уже знаете это. Вы также знаете, что Затмение (которое отдали в руки Дэвиду Слейду) стартует в кинотеатрах 7 июля, спустя всего семь месяцев после Новолуния.

Сумеречная сага весит сейчас более одного миллиарда долларов, но это еще не конец, потому Рассвет ожидается около ноября 2011 года.

Паттинсон снимается в новых проектах, и переговоры занимают сейчас особое место: стать вторым Джонни Деппом, или присоединиться к Орландо Блуму и Хейдену Кристенсону на скамейке запасных.

Как раз, когда Роберт закончил сниматься в «Милом друге» и готовился к съемкам фильма «Воды слонам» с Риз Уизерспун и Кристофом Вальцем, мы выловили его для интервью.

Премьера: Последний раз мы виделись, когда ты снимался в Новолунии. Теперь ты снова здесь, год спустя, перед выходом Затмения. Время летит очень быстро…

Роберт: Между съемками Новолуния и Затмения прошло всего два месяца. За это время я успел сняться в Помни меня. Все было так быстро, что я даже не чувствовал, что вышел из Сумерек. Но я был немного потерянным, когда начались съемки Затмения, и мне понадобилось несколько недель, чтобы привыкнуть.

Премьера: Что ты ожидал от Дэвида Слейда, и отличались ли съемки от того, что ты ожидал?

Роберт: Я понятия не имел, чего ожидать от режиссера, который не боится мрачности и насилия. Честно, я не знал, как его точка зрения сольется с Сумерками. Дэвид прекрасно знал, что хотел сделать, его методы отличаются от методов Криса и Кэтрин.

Премьера: Например?

Роберт: В Затмении появляется много новых персонажей. Сумерки были сконцентрированы на романе Эдварда и Беллы, Новолуние на отношениях Беллы и Джейкоба, Эдвард был уже на заднем плане. Затмение дает шанс каждому персонажу показать себя. Фильм более динамичный, в нем больше действия, а близость отодвинута на задний план.

Премьера: Зная, что в конце фильма есть большая сцена битвы между вампирами и оборотнями, ты когда-нибудь думал, что будешь участвовать в таких сценах?

Роберт: Нет. Мы начали тренироваться примерно за месяц до начала съемок, чтобы понять, как нужно драться и выполнять трюки. В предыдущих фильмах тренировки были более стандартными. Для этого фильма нам нужна была серьезная физическая база. Забавно, что вампиры и оборотни имели разные тренировочные лагеря.

Премьера: У тебя был тренер, который орал на тебя и заставлял поднимать гантели?

Роберт: Да. А я думал, что это будет, как обычно: Кристен, Тейлор и я в комнате, читаем сценарий. Я был удивлен.

Премьера: Выбор Дэвида Слейда на место режиссера был смелым шагом для Саммита…

Роберт: Я не знаю, сделали ли они это специально, но работа каждого режиссера отличается друг от друга. У Кэтрин и Крис совершенно разные стили, как в отношении к фильму, так и в отношении к актерам. У Дэвида так же. У них разные стили, и это хорошо. Мне нравится, что я прихожу на площадку и не знаю, чего ожидать. Мне не терпится увидеть, что Билл Кондон сделает со следующими фильмами.

Премьера: Все самое сочное осталось напоследок. Рассвет. Секс, рождение ребенка, в котором твой герой делает кесарево своими зубами…

Роберт: Я знаю! Мне очень интересно, как они переведут это на экран. Все закончится фильмом с рейтингом R…Представляете, что будет, если мы снимем все по книге и превратим Сумерки в жесткую сагу для взрослых с сексом и всем остальным? Саммит станет самой популярной и прогрессирующей студией. Это будет забавно.

Премьера: Уверен, что Стефани Майер это понравится! Несколько фанатов подписали петицию о том, чтобы снять Рассвет приближенным к книге, насколько это возможно, и присвоить фильму рейтинг R. Так как большая часть вашей аудитории подростки, получается, что они сами себе не дают возможности увидеть кино в кинотеатре.

Роберт(смеется): Они купят ДВД и будут еще более благодарны.

Премьера: Когда ты взял сценарий Затмения, какие сцены ты ждал сильнее всего?

Роберт: До этого момента в Сумерках большинство сцен были сосредоточены между мной и Кристен. Мне понравилось играть с другими актерами. В первых двух фильмах я чувствовал, что Эдвард был спрятан. В Затмении он зол, в какой-то степени он вырывается из рамок. Легко говорить это, но он менее молчаливый в этой части.

Премьера: Если бы я играл такого серьезного персонажа, я бы хотел снимать напряжение после съемок, скорее всего, напивался бы.

Роберт: Я итак пью на съемках. (смеется) Серьезно, когда я закончил съемки Сумерек, я тут же снимался в другом кино. В начале мая, я вернулся, чтобы доснять несколько сцен из Затмения, прямо после того, как закончил съемки Милого Друга. Я был в шоке. Я не мог избавиться от акцента, я не мог найти свои записи…но как только меня загримировали, я надел линзы, все стало на свои места. Впервые в жизни, я понял, что скучаю по этому персонажу, и как странно я буду себя чувствовать, когда сага закончится.

Премьера: Правда? Я думал, что конец Сумерек принесет тебе облегчение…

Роберт: Я получил роль Эдварда, когда мне было 20, и мне будет 26, когда выйдет последний фильм. Я осознал, что Сумерки являются важной частью моей жизни. Забавно, что все это время я играю 17 летнего парня.

Премьера: Съемки Рассвета начнутся в конце этого года. Ты ждешь их, или относишься к ним, как к обязанности?

Роберт: Я думаю, это будет интересно. Эта история идет в разных направлениях, и мне интересно посмотреть на это. Мы больше не мучаемся: Белла, говорящая мне «Измени меня», и я говорящий ей «Нет, нет, нет». Она становится вампиром. Мы женимся и занимаемся сексом. Все напряжение от прошлых фильмов уходит в Рассвете. Я еще не читал сценарий, но думаю, что будет здорово.

Премьера: Роб, мы достаточно хорошо друг друга знаем, поэтому скажи мне: ты потеряешь все свои силы, если отрежешь волосы?

Роберт: Мы узнаем об этом скоро, так я отрежу их сегодня днем.

Премьера: Ты знаешь, как держать в напряжении. Я бы хотел вернуться к теме Помни меня, которое шокировало меня своей серьезностью. Ты думаешь, что твое участие повлияло на размер сборов?

Роберт: Помни меня не планировалось, как блокбастер на базе Сумерек, это было тихое кино с небольшим бюджетом, который означал, что промоушен будет небольшим. В итоге, фильм собрал 60 миллионов по всему миру, неплохо для фильма с бюджетом в 16 миллионов. Я рад, что это был такой фильм, и меня никогда не волновал размер сборов.

Премьера: Многие сказали, что этот фильм был тестом для тебя, тестом для твоего статуса, немного рановато для меня…

Роберт: Я знаю! Я прочитал все статьи о Леонардо ДиКаприо, и, что фанаты следовали за ним после Титаника. Но для меня, Сумерки не имеют с этим ничего общего. Фанаты пойдут смотреть фильмы, потому что они любят эту историю. Я никогда не чувствовал, что сыграл какую-то роль в этом. Как я всегда говорю, они любят моего персонажа, не меня. Я надеюсь, что люди будут смотреть фильмы из-за сюжета, а не из-за того, что мое имя появится в титрах.

Премьера: Мы слышали различные истории, произошедшие во время съемок Помни меня. Например, когда папарацци вылезли из воды, чтобы сделать пару кадров. Ты заставляешь их менять профессию.

Роберт: Никто не понимает этого, пока сам не пройдет через это. Мы были шокированы, когда 40 папарацци пытались сделать снимки.

Большинство актеров не смотрело Сумерки и не понимали, что происходит.

Премьера: Они не спрашивали, зачем ты заплатил всем этим фотографам?

Роберт: Точно! «Ну, Роб, я не думал, что тебе нужно так подпитывать свое эго!» (смеется)

Премьера: Ты говорил, что статус знаменитости открывает одни двери и закрывает другие. Какие двери ты бы хотел оставить открытыми?

Роберт: Я бы хотел не быть таким параноиком, когда встречаю новых людей. Когда я иду по улице, мне страшно встретиться с кем-нибудь взглядом, вдруг они меня узнают. Мне приходится постоянно прятаться. Я проживаю странную жизнь и не могу быть таким открытым, как бы мне хотелось. Но ты учишься жить так. С течением времени, я научился этому, теперь мне легче. Мне кажется, ты переходишь особую грань. Либо ты теряешь себя, превращаешься в сумасшедшего и отворачиваешься от всего мира, либо принимаешь это.

Премьера: Ты выглядишь спокойнее по сравнению с прошлым годом…

Роберт: Так и есть. Я закончил съемки фильма, который мне нравится, и скоро приступлю к съемкам нового. Я знаю, что все бы не шло так гладко, если бы не было фанатов, которые следуют за тобой повсюду и людей, которые узнают меня на улице, если быть честным.

Премьера: Как думаешь, ты уже видел все сумасшествие прессы?

Роберт: Я не знаю. С хорошей стороны, ты не можешь быть объектом внимания вечно. Придут новые актеры и привлекут к себе внимание. Это все не вечно. Был пик, когда были съемки Помни меня, но теперь стало проще. Пока я снимался в Милом друге, все было спокойнее. Я мог даже почти свободно гулять.

Премьера: Говоря о Милом друге, ты знаешь, что французы будут ждать премьеры с ножом между зубов?

Роберт: Знаю, поверь мне. Я бы никогда не набрался смелости приехать с промо в Париж, я волнуюсь. Я встретил Марион Котияр на вечеринке перед началом съемок и попросил ее прочитать сценарий, потому что одна из ролей была бы для нее идеальной. «Зачем снимать Милого друга на английском? Это странно, не так ли?» Вот тогда я понял, как кино будет принято в вашей стране. Я надеюсь, что все пройдет успешно и вам понравится фильм. Что меня поразило, что книга совсем неизвестна в других странах. Я прочитал ее только после того, как получил сценарий, и она стала одной из моих любимых книг.

Премьера: Прямо сейчас ты готовишься к съемкам Воды слонам…

Роберт: Да, с Риз Уизерспун и Кристофом Вальцем. Это и захватывающе и пугающе…встретится с этими актерами.

Премьера: Если Кристоф Вальц попросит у тебя стакан молока, задай себе вопрос.

Роберт: Обязательно! У него потрясающая роль в этом фильме. Он играет мистера Главу цирка, человека, который немного пугает. Я пыта…юсь украсть его жену.

Премьера: Я восхищаюсь твоей храбростью!

Роберт: Правда?

Премьера: Как ты отреагируешь, если завтра все закончится?

Роберт: Конец света? Я думаю, что переживу это (смеется). Если быть честным, я не знаю. Я найду себе другое занятие. Сейчас я еще не достиг всего, чего хотел.

Премьера: Я могу представить тебя, играющим в каком-нибудь французском баре.

Роберт: Лучше и не скажешь. Когда мне было 19, и я снимался в короткометражном фильме две недели. Каждую ночь я играл на гитаре в баре, это было восхитительно. Одно из моих любимых воспоминаний.