Интервью с КалленамиНеизменная в Сумеречной Саге Семья Калленов — это Питер Фасинелли в роли Карлайла, Джексон Рэтбоун в роли Джаспера, Элизабет Ризер — Эсми, Эшли Грин — Эллис, Никки Рид — Розали и Келлан Латс в роли Эммета. В этой третьей части популярной франшизы Каллены решительно намерены принять Беллу в семью, но из-за нее им грозит опасность. К Форксу приближается целый клан вампиров, и им предстоить защитить Беллу и себя. Каллены и оборотни должны объединиться, чтобы защитить Беллу и остальных людей Форкса и Ла-Пуш.

MoviesOnline встретились с Калленами, чтобы поговорить об их новом фильме «Сумеречная Сага: Затмение». Питер объяснил нам, почему он не мог быть рыцарем в сияющих доспехах, как мы думали. Джексон пообещал заменить свои ботинки на туфли для чечетки, если появится «Сумерки: Мюзикл». Элизабет и Эшли поделились своими мыслями о нарядах для пресс-тура. Никки описала, каким образом спрей, делающий ее кожу бледной как у вампира, помогал ей погружаться в персонажа. Келлан не смог прийти на пресс-конференцию, потому что его герой взял выходной, чтобы поохотиться.

В: Питер, вы были вампиром-рыцарем в сияющих доспехах? Как вы так быстро двигались, чтобы всех спасти?

Фасинелли: Вампирская скорость… Интересно, что вы сказали «рыцарь в сияющих доспехах». Наверное, дело в изображении, потому что у меня такое чувство, что мои дети меня недооценивают. Мои дети — Каллены. Если посмотреть на это с нашей стороны — он спас их, но если посмотреть с другой — это довольно эгоистичный поступок, ведь у них не было выбора. Я знаю, по крайней мере, двоих из них. Я не буду называть имена. (смех) У нас с ними были проблемы из-за их превращения. Для Карлайла это тяжело. Он мечется между тем, чтобы сказать: «Хорошо, я пытался сделать что-то хорошее, но я не уверен, что принял правильное решение, потому что, снова, у них не было выбора».

В: Почему вы бы порекомендовали увидеть этот фильм кому-нибудь, кто не является фанатом серии?

Фасинелли: Вы не фанат?

В: Нет. Я фанат.

Фасинелли: Ох, хорошо.

Грин: Я думаю, потому что в этих фильмах есть что-то для каждого — особенно в «Затмении», потому что весь фильм приближается к этой битве. В этом фильме много экшена. В нем показан любовный треугольник, сформировавшийся ранее, который все больше развивается. Вы получаете по кусочку всего, чтобы достичь пика.

Рэтбоун: Точно. Они сказали нам, что в третьем фильме Сумеречной франшизы парни увидят больше экшена и больше интуитивного вампирского экшена, что является одной из тех вещей, по-моему, которые действительно привлекут людей. Именно это заставляет темную сторону мифа о мире вампиров выглядеть более волнующей. Я думаю, на экране это будет здорово выглядеть.

Ризер: Я фанатка Дэвида Слейда и считаю, что его стоит посмотреть хотя бы ради того, чтобы увидеть динамику того, что он сотворил — с самого первого момента с Ксавьером. Видеть всех этих новых персонажей, представленных Ксавьером и Брайс, которая играет не новую героиню, но является новой актрисой, это так удивительно. Вы увидите их прошлое. Я думаю, здесь есть так много персонажей, в которых нельзя не влюбиться.

Рид: Довольно сложно, когда ты уже четвертая отвечаешь на этот вопрос. Я думаю, это связано со всеобщими темами — не только эта действительно сильная «Я готов на все, даже умереть ради тебя» любовь, которую, мне кажется, в какой-то момент все мы чувствовали. А также с такими молодыми персонажами как Белла, с ее беззащитностью. В частности в этом фильме вы узнаете гораздо больше о некоторых других персонажах — например, о Розали и Джаспере — (о героях), о которых фанаты книг уже все знают. Когда ты имеешь дело со сценарием, тебе действительно необходимо сконцентрироваться на том, что важно, а это любовный треугольник. Остальные из нас чувствуют, словно мы кричим и вырываемся, чтобы показать что-то.

Фасинелли: Я думаю, что существует неверное представление о «Сумерках», что они только для маленьких и девочек подростков, но парни тоже могут посмотреть его. Когда вышло «Новолуние», в нем было больше экшена и парням это понравилось. Хотя они не хотят признаваться в этом, это тоже самое, если бы парни ездили напевая и слушая Barry Manilow в их машинах, горланя вслух и вдруг кто-то появился бы рядом, а они притворялись что не делали этого. В «затмении» экшен гораздо насыщеннее. Для меня как мужчины это моя любимая книга, потому что мне нравится весь этот экшен — но все еще присутствует любовный треугольник, который все больше развивается. Он завлекает многими различными вещами. В нем есть универсальная тема мести. Вы видите темы союза между двумя разными семьями или шабашами, или разновидностями, или кланами, или смертельными врагами, которые объединяются ради общего блага — что, по-моему, замечательное универсальное послание. С подобными всеобщими посланиями, с семьей, на которую вы можете быть похожи, в том смысле, что они связаны и объединены для хорошего дела — с экшеном и этой любовной историей, в этом фильме есть много всего, интересующего разных людей. У меня есть фанаты, которым от 6 до 80 лет. Я надеюсь, они насладятся этим фильмом. Это моя любимая книга и я наслаждался этим.

В: Эта семья объединяется ради одной девушки…

Рид: Ненавижу это.

В: Почему?

Рид: На самом деле, думаю, это многое говорит о Розали, что она тоже желает помогать. Это довольно забавно, говорить от лиц наших персонажей, потому что мы как семья и мы действительно любим друг друга, мы не деремся, это правда — как бы скучно это не звучало. Я думаю, это говорит многое о том, что когда придет время, семья действительно готова к решительным действиям. Неважно, в чем мы сомневаемся, потому что когда мы все вместе, это уходит на второй план. Мы семья.

Ризер: Эдвард так много лет был одинок, поэтому я думаю все мы…

Рид: И что?

Фасинелли: Мы просто хотим, чтобы он был счастлив. Как семья и как одно целое, мы желаем ему только счастья.

Ризер: Мы так изолированы, даже как семья. Мы есть друг у друга, но мы очень изолированы, и есть только множество комнат для близости и связи во всех наших жизнях. У нас у всех есть половинки, кроме Эдварда. Для него найти свою половинку спустя все эти годы, для нас это так же важно как и для него.

Рэтбоун: Это вроде «Угадайте Кто Придет На Обед» атмосферы. В настоящих семейных обстоятельствах у вас есть члены семьи и родственники, которые приводят кого-то домой, кого вам не обязательно любить или смущаться. Все реагируют по-разному. Джаспер хочет убить Беллу. Это его естественная реакция. Необходимо принять того, кого любит твой родственник… Если близкий вам человек любит что-то, вы тоже должны полюбить это. Вы должны поддержать это. Даже если их любовь причиняет вам боль, это того стоит.

Фасинелли: Я думаю, у всех есть член семьи, который встречается с кем-то и вы думаете: «Ладно…если этот член семьи любит их, значит мне тоже придется их полюбить». Это еще одна схожая вещь. Я думаю, все это как…если убрать вампиров, то есть много человеческих моментов, которые вам знакомы, это часть их.

В: Если бы Стефани одобрила это, а студия захотела, вы, ребята, согласились бы раскрыть ваших персонажей более глубоко в отдельных фильмах? Или своего рода дополнительном фильме?

Рэтбоун: Вроде мюзикла «Сумерки»? О да! Я держу мои туфли для чечетки наготове.

Рид: Ну, с Биллом Кондоном…никогда не знаешь наверняка!

Фасинелли: «Хроники Карлайла»?

Рэтбоун: «Хроники Карлайла»? Это круто! Думаю, это одна из нужных вещей. Как возможность показать себя, мы будем за работой или попытаемся совместить это с нашими графиками и всем остальным. То, что Сумеречная франшиза сделала для большинства из нас удивительно.

У нас так много фанатов и такая сильная поддержка. Я только собираюсь продолжать действовать в том же духе день за днем.

Фасинелли: Также для нас весьма забавно встречаться с фанатами книг и фанатами фильмов. Мы сами такие же фанаты. По мне, так это классно — быть частью того, чьим фанатом являешься. Я обожаю книги и я люблю этих персонажей очень сильно. Поэтому для меня быть способным сказать от лица этого персонажа очень классно.

В: Вы чувствовали, что должны придерживаться написанного, чтобы создать героя или могли привнести немного от себя в каждую из ролей?

Фасинелли: Я считаю, что это было нашей обязанностью интерпретировать персонажа. Естественно книги — отправная точка. Я пытался добавить разные вещи, чтобы сделать его более близким мне. Но, конечно же, у меня было свое виденье Карлайла, каким я воспринял его из книг. Они всегда были для меня вроде библии персонажа. Но небольшие детали, вроде того, что Карлайл надевает шарфы. В книгах этого не было. Я подошел к Кэтрин Хардвик и сказал: «Мне хотелось бы, чтобы Карлайл носил шарфы, потому что мне кажется он мог бы делать это». Я думаю, шарфы — классная идея, потому что они могли быть частью моды, которую он пронес через года, но она осталась с ним. Я всегда смотрел на Карлайла как на джентльмена, и мне кажется идея с шарфами заставляет его казаться еще более джентльменским. Позже на подсознательном уровне я подумал, возможно, он боится выставлять свою шею напоказ. Я подумал, что, возможно, он не хочет оставлять шею открытой, потому что его туда укусили. Есть так много мыслей о шарфе. Когда мы подошли к третьему фильму, я сказал Дэвиду Слейду: «Слушай, мне нравятся шарфы, но я не хочу, чтобы они стали словно уши Микки Мауса, и каждый раз как вы видите Карлайла, на нем надет шарф». Особенно глупо было бы пойти с шарфом на битву — если бы он не начал использовать его как оружие. Поэтому я сказал: «Давайте уберем шарф, но ради какой-то цели». В фильме есть сцена, в которой я иду к оборотням и прошу их о помощи.

С этого момента шарф отсутствует. Может быть, в «Рассвете» мы вернем его.

Рэтбоун: На самом деле, я пролил на себя кофе. Я задумался о Сумеречном прослушивании, вдохновленный дополнительным фильмом о Докторе Карлайле Каллене и его множестве шарфов.

В: Роберт как-то сказал, что он погружается в героя благодаря контактным линзам…

Фасинелли: Мы называем их колесными колпаками. Они как колесные колпаки в глазах, потому что они действительно тяжелые, большие диски…

В: Что помогает вам погрузиться в персонажа?

Фасинелли: Шарф!

Рид: Я прохожу через своего рода физическую трансформацию. Думаю, в какой-то степени я согласна с Робом, но я должна еще надевать парик. Это занимает несколько часов. Даже при том, что я более смуглая, чем все остальные дети, это занимает также много времени, потому что нам всем нужно наносить спрей на все тело, так как никто из нас не бледен как вампир. Мы приезжаем в четыре часа утра. Ты ложишься в это кресло и закрываешь глаза. А спустя четыре часа ты просыпаешься абсолютно другим человеком.

Ризер: Для меня нанесение грима — огромная часть процесса. А также находиться во всех этих лесах в такую погоду, словно ты выброшен в этот мир. Все это так по-особенному, что заставляет тебя чувствовать себя другим.

Рэтбоун: Я просто начинаю с ботинок. Я надеваю ботинки, делаю несколько шагов и я готов. Это все что мне нужно.

Грин: Да, согласна. Контактные линзы и спрей. Белый макияж. Я еще добавлю… Это не было специально запланировано, но голос Элис немного выше моего и она двигается немного иначе. Это всегда помогает — когда ты двигаешься и говоришь иначе.

Это вместе с четырьмя часами на стуле определенно влияет. Еще помогает находиться в окружении толпы других вампиров. Мы входим в этот определенный образ и мир. Эффект, который ты оказываешь на других людей, весьма забавен. Когда ты забываешь как выглядишь и что ты в этих контактных линзах, а вокруг площадки часто гуляют маленькие дети, которые никогда не видели разгуливающих по улице вампиров — они очень пугаются.

В: Вы с нетерпением ждете работы с новым режиссером «Рассвета»?

Фасинелли: Я в ожидании работы с Биллом Кондоном. Он феноменален. Я безумно хочу услышать его мысли и идеи о серии и фильме. Это классно, потому что все эти разные режиссеры по-разному интерпретируют историю. Ты не исполнен самодовольством, не бездельничаешь и не думаешь: «Отлично. Я знаю этих героев». Они всегда задают разные вопросы и заставляют тебя погружаться глубже.

В: Существует слух, что вы получите Эмми за сериал «Сестра Джеки», над которым вы работаете с разными режиссерами.

Фасинелли: Боже. Я надеюсь. Ваши бы слова да Богу в уши.

В: Такая работа осложняет или облегчает создание фильма?

Фасинелли: Я привык работать с разными режиссерами — особенно снимаясь в этой серии, а также я работал над разными сериалами, например, «Клиент всегда мертв» и «Схватка», у которых все время разные режиссеры. Я привык к этому. Они привносят различную энергию в работу. Если взглянуть на «Сумерки», Кэтрин привнесла замечательную кинетическую энергию. Она была как черлидер. Она входила и словно заражала всех. С Крисом (Вейцем) я всегда шутил, что он напоминал мне Карлайла Каллена. Он был холодным как лед. Он обладал успокаивающей силой. Если что-то вышло из-под контроля, вы обращаетесь к Крису Вейцу для спокойствия. Дэвид Слейд обладал смесью обоих. В нем было чувство спокойствия, а затем вдруг чувство возбуждения. Я привык к этому. Не знаю, облегчает ли работа с разными режиссерами этот процесс. Просто все по-другому. Это не легче или сложнее.

Я, в общем-то, закончил съемки «Затмения» и второго сезона «Сестры Джеки» в одно и то же время. Каждую пару дней я летал из Ванкувера в Нью-Йорк. Люди все время спрашивают: «Разве ты не путаешься в словах?» Эти персонажи настолько разные, что их сложно перепутать. Лично я люблю обоих этих героев. Очень забавно иметь возможность переходить из одного мира в абсолютно другой.

В: В этом фильме гораздо больше взаимодействия вампиров и оборотней. Как актеры, на что вы особенно реагируете?

Рэтбоун: О, Боже. Парень в зеленом костюме. Или он был серый.

Ризер: Не понимаю, о чем ты говоришь. У нас были картонные фигуры.

Рэтбоун: Там был какой-то парень в сером…

Ризер: А, точно!

Рэтбоун: Мы так снимали все монологи…

Фасинелли: Был парень и картонные фигуры, что делало работу немного трудной.

Рэтбоун: Они говорили: «Волк будет вот таким большим».

Фасинелли: Тяжелее играть таким образом. Когда ты не получаешь обратную реакцию.

Рид: Хотя я не уверена, что мне следует рассказывать эту историю. Думаю, кто-то еще расскажет ее позже, но… Я уверена, что Тейлор не хотел, чтобы Кристен играла с картонкой.

Фасинелли: Да, это было очень мило с его стороны.

Рид: Так что он пришел весь в костюме из серебряного спандекса. Я думала, что это было очень продуманно с его стороны.

Фасинелли: Он оделся как один из парней в зеленых костюмах с серой толстовкой для зеленого экрана. Она должна была обнять его, но ей удалось обнять настоящего Джейкоба/Тейлора Лотнера, что очень мило, потому что для нас он этого не делал…(смех) Это должно было помочь!

В: Что вы можете сказать о сценах борьбы, где вы должны были драться вместе с волками?

Фасинелли: Волки работали с нами, поэтому большинство сцен борьбы мы снимали с настоящими дублерами — плохими вампирами, что помогало. Они так хороши в своей работе, что и мы здорово выглядели. Мы шесть недель тренировались в борьбе, и моя дочь приходила и наблюдала за одной из моих скоординированных драк. А потом я предложил ей попробовать. И смотрел как эта двенадцатилетняя девочка бросает дублера через всю комнату. Было забавно наблюдать за этим. Все становится проще, потому что они делают большую часть работы.