Кэтрин Хардвик говорит о Роберте и КристенКак и покойный Джон Хьюз, который открыл аудитории подростковых актеров, которые впоследствие стали новоиспеченными знаменитостями, Хардвик создала много таких подростковых идолов. Эван Рэйчел Вуд (Тринадцать), Эмиль Хирш (Короли Догтауна), Кристен Стюарт, Роберт Паттинсон и Тейлор Лотнер (Сумерки) — все они прорвались в мир шоу-бизнеса, благодаря фильмам Хардвик. Она была им наподобие старшей сестры; Хирш, например был очень ленив, чтобы чуток подкачаться и она решила дорисовать ему кубики на животе или ситуация с бровями Паттинсона — их пришлось выщипывать. «Они были немного волнистыми», говорит она. «Нам нужно было увидеть его глаза!»

Для фильма «Сумерки» Хардвик было трудно найти подходящую кандидатуру на роль вампира Эдварда Каллена. Но тогда ей поступил звонок от одного парня из Лондона. «Я просмотрела пару фотографий и подумала: «А я уверена?», вспоминает Хардвик. «Его уволили с последнего места работы, и он был безработным на тот момент, и уже залез в долги.» Паттинсон прилетел в Лос-Анджелесе на свои оставшиеся деньги, чтобы почитать одну сцену со Стюарт. «У меня есть кадры их первой встречи за моим обеденным столом,» говорит Хардвик. «Кристен тогда подумала: «Это должен быть Роб!» Она чувствовала связь с ним с первой минуты. «Словно ток прошел сквозь них, или это была любовь с первого взгляда, или еще чего.» Хардвик отдала ему роль, но он должен был дать обещание. «Ты должен понимать, что Кристен 17 лет», сказала она ему. «Она несовершеннолетняя. Ты должен сосредоточиться, чувак, или будешь арестован. Я заставила его поклясться на Библии.»

Когда у Хардвик прослушивалась Эван Рэйчел Вуд для фильма «Тринадцать», она засунула её в постель к Никки Рид. Там же где и Паттинсон поцеловал Стюарт в первый раз во время пробной сцены для «Сумерек». «Эта кровать сделала из Паттинсона того, кем он является сейчас,» рассказыват Рид.

Отвечая на вопрос об ее логове, Хардвик смеется. «К нам приехали MTV, чтобы сделать эпизод в моем доме, о съемках на кровати. Она — легендарна,» говорит Хардвик, демонстрируя широкую — мы бы даже сказали «волчью» — ухмылку.