Мелисса Розенберг: Тяжелая работа. Сумеречно тяжелая

Будучи единоличным сценаристом всей Сумеречной франшизы, Мелисса Розенберг попыталась в киносценарии создать эквивалентный образ безрассудной и душераздирающей Беллы Свон, всеми обожаемого человека-героина, на истории которой сосредоточена суперпопулярная серия вампирских бестселлеров «Сумерки», ставших блокбастерами. Даже когда третья часть «Сумерки. Затмение» только вышла на экраны многозальных кинотеатров, Розенберг уже вовсю корпела над четвертой и последней частью саги «Ломая рассвет», разделив ее на 2 отдельные части. Эти две части заставили весь земной шар с неистовством предполагать как же все таки будет изображена Белла во время конца ее человеческой жизни, о рождении наполовину человека, наполовину вампира и о ее становлении бессмертной (внимание – Спойлер).

Мелисса Розенберг работает в бешеном темпе еще с 2007 года, за 2 месяца до которого она была отмечена писателем после того, как представила записанную на пленку адаптированную версию главной книги Стефани Майер, «Сумерки», разбитую посерийно. Учитывая, что на написание сценария ей понадобилось 2 месяца или чуть более, чтобы добить его к последнему сроку, ко всему прочему ей приходилось соотносить данную работу с ее работой на телевидении, где она подготавливала сценарий для Шоу-тайм «Декстер». Время и невозможность писать 2 сценария одновременно заставили ее отодвинуть «Декстер» на второй план, хотя она полагала, что это будет лучшим шоу для ее телевизионной карьеры.

В праздничный день во время разговора с Американской гильдией писателей на Западном Веб сайте, Розенберг обсуждала предпоследнюю книгу и фильм «Затмение», сюжет которых о нелегком выборе Беллы между вампиром Эдвардом и ее другом оборотнем Джейкобом, какие сложности были при подготовки этой части, а также о том, как изменилась ее жизнь после Сумерек и «Декстера». (Мелисса Розенберг обсуждала «Сумерки», а также другие вопросы с Американской Гильдией писателей 13 июля 2010 г.)

— Вы говорили, что думали, что работа над «Затмением» будет легче. Было ли это отчасти из-за того, что вы знали, что вас ждет при работе над сценарием «Ломая рассвет», который вы разделили на 2 части?

На самом деле мне так казалось изначально, еще до работы с «Ломая рассвет». Оглядываясь на первые три книги, кажется, что работа была легче ввиду того, что они в принципе содержат экшен. Однако это не так. Думать, что писать будет легче это всегда.

— Ошибка?

Всегда ошибка. Писать тяжело. Если бы это было легко, этим бы занимался каждый, правда?

— Это правда. В «Затмении» много экшена, но особенно в 3 части.

Именно.

— Скажите, что вы делали с первыми двумя частями, чтобы привести их к финальному конфликту?

Задача состояла в том, чтобы нарастающая угроза в начале переросла в финальный конфликт. Вся книга написана с точки зрения Беллы, поэтому если что либо случается, она узнает об этом постфактум, так как сама при этом не присутствует. Во время работы над сценарием, у меня не было такого ограничения. Я могла время от времени отходить от ее видения событий и изобразить несколько сцен, о которых она услышит в последствии по сюжету, что помогло мне постепенно показать как нарастает угроза и вызревает конфликт.

— Сумеречный феномен произошел очень быстро, вот уже как 3 с половиной года как вы увязли в нем?

Приплюсуйте сюда еще 2 месяца до него.

— В течение всего этого времени ваш рабочий процесс над «Ломая рассвет» остается таким же?

Я использую ту же систему, которую использовала еще в самом начале работы. Изменилась только одна маленькая деталь, я все больше и больше привлекаю к работе Стефани Майер, я использовала ее как ресурс когда уже нет идей… и наши отношения все время развивались во время этой работы.

— Вы, должно быть, испытывается те же собственнические чувства, что и автор.

Я, безусловно, вкладываю много, однако все это все равно принадлежит Стефани. Если бы не она, я бы не сделала такую карьеру.

Поэтому я ничего подобного не испытываю.

— Безусловно. И возвращаясь на минутку к нашему разговору, каким образом происходил ваш рабочий процесс над последним сценарием?

Сперва я внимательно прочитала книгу и ждала, когда в моем мозгу что- нибудь щелкнет. Я искала что то, чтобы выстроить систему; что является центральным моментом, какие линии персонажей имеются и каким образом их можно структурировать. Мне на ум приходило много сцен и я пыталась выбрать из них самые главные. Затем я стала выстраивать сюжетную линию. Все что я делала, это брала страницы с укороченной версией ключевых сцен и раскладывала их глава к главе. Ну а далее я как бы беру основу, скелет, и заполняю его мышцами и сухожилиями.

— «Затмение» заняло больше или меньше времени, чем другие сценарии?

Все зависело от того, сколько у меня было времени на написание сценария. У меня было больше времени для работы над «Затмением». Для работы над «Сумерками» у меня было мало времени, мы едва не пропустили последний срок. С «Новолунием» у меня было больше времени, однако я параллельно работала над «Декстером».

— Как быстро вы написали сценарий для «Сумерек»?

Я думаю, где то за месяц, так как я систематически еще пыталась работать над «Декстером». У меня было всего 5 недель для того, чтобы написать сценарий.

— Боже мой.

Да.

— И над «Новолунием» вы работали?

На «Новолуние» у меня было 6 месяцев. Однако вы наверно понимаете, что это было только 2 раза в неделю.

— Да, потому что вы работали над «Декстером».

Таким образом, это длилось 6 месяцев 2 раза в неделю.

— Я думаю, никто не посмеет вас назвать лентяйкой, поверьте мне.

И когда «Затмение» было закончено, «Декстер» оставался пробелом. Я переписала его, когда вернулась.

— Таким образом, у вас была относительная временная поблажка?

У меня даже было несколько месяцев, чтобы восстановиться.

— Было бы тяжелее, если бы у вас было больше времени и работать приходилось бы только над одним сценарием, не из-под дула пистолета?

Я до сих пор нахожусь под дулом пистолета с «Затмением», так как знаю, что рано или поздно «Декстер» вернется и мне нужно будет его доделывать. Но работая над «Ломая рассвет», я делаю то, что сделала вначале своей работы. Я оставляю «Декстер». Я знаю, что «Ломая рассвет» будет разделен на 2 части. Я могу делать одни «Сумерки» и «Декстер», но не все это одновременно. Поэтому я с большим сожалением оставляю «Декстер», хотя это шоу одно из моих любимых на телевидении. Я много их сделала. По правде говоря, сейчас время на меня не давит. Я не очень мудро использую свое время. Сейчас отличные период, чтобы писать, и у меня есть время для создания креативных идей, что прекрасно, но, в основном, я сижу на вебсайтах, думая про себя: «Ух, еще 3 часа прошло». С другой стороны я могу реализовать гораздо больше идей, потому что у меня на это есть время. Может работа так пойдет лучше. Может быть, не подумайте что я не дисциплинированная.

— И возвращаясь к «Ломая рассвет», где вы сейчас?

Глубоко в середине (смеется).

— И так, вы в середине финальных аккордов к фильмам и конец уже не за горами, на какие раздумья вас это наводит?

Это очень интересно. За последние 4 года я написала «Декстер» и одни «Сумерки» за другими. Оба проекта были потрясающим опытом, лучшим за всю мою карьеру. Я прекрасно знаю оба этих мира, я знаю голоса своих персонажей и мне прекрасно живется в их мирах. Это была тяжелая победа. Я много лет пыталась найти себе пристанище и, наконец, нашла целых два.

С ними тяжело расставаться. Уверенность – это прекрасное чувство. И я с нетерпением ожидаю, что же будет дальше, нервничаю по этому поводу и все же жду с нетерпением следующие проекты.