Представляю Вам новое весьма интересное, на мой взгляд, интервью Роба! Информации очень много, так что приятного чтения!

1:30, зал Сохо Хауз, закрытого клуба в Sunset Boulevard в Лос-Анджелесе. Надпись «Только для членов клуба» … Если хозяйка и поприветствовала нас с улыбкой в лифте, так это потому, что мы произнесли волшебные слова: «У нас встреча с Робертом Паттинсоном в 2 часа». К удивлению, актер приехал на 30 минут раньше. ..с густой бородой. Он отрастил ее не для того, чтобы избавиться от папарацци, а чтобы подготовить себя к следующей роли в фильме о рок-банде, «Band»(«Банда»). Но проект, из-за которого мы собрались сегодня – это «Космополис», адаптация романа Дон Делилоса для Дэвида Кроненберга. Фильм выйдет в Каннах в этом году. Канадский режиссер удивил всех, назначив звезду «Сумерек» на роль Эрика Паркера. Это двадцативосьмилетний юппи из Нью-Йорка, который решает поехать по городу на своем лимузине, чтобы сделать прическу, в то время как из-за демонстраций создается хаус и нависает угроза над головой миллионера.
Поездка в ад, которая изменит его навсегда. Это относится также и к Паттинсону, который получает потрясающую роль в нужное время. В середине ноября, когда выйдет последний фильм «Сумеречной Саги», место подростока-сердцееда Роба займет повзрослевший благодаря «Космополису» актер. Изменения начинаются прямо сейчас!

PREMIERE: Роб, в последний раз, когда мы разговаривали, вы выходили со съемок «Космополиса» и сказали мне: «Я не понял, что мы делали, и, когда я спросил у Дэвида, о чем фильм, он сказал мне: «Я не знаю, но нас это не волнует». Но после просмотра фильма, я сделал вывод, что он очень понятный.

РП: После первого показа фильма, я был один и вышел в замешательстве. Даже музыка не запечатлелась в моем мозге. Затем я посмотрел фильм снова с другими людьми, и они были очень восприимчивы. Они не могли прекратить смеяться, и я подумал: «Все-таки это работает!» (смеется). Я не могу дождаться того, чтобы увидеть, как будет реагировать публика на фильм. Впервые я могу смотреть то, что я сделал, а именно, фильм, может быть, потому, что «Космополис» всецело связан с Дэвидом Кроненбергом. Это действительно его фильм.

PREMIERE: И ваш тоже, по правде говоря…

РП: Тем не менее, это — чистый Кроненберг, без сомнения. Большинство режиссеров пытаются взять тебя за руку и сказать: «Я помогу тебе, покажу, куда надо идти». Дэвид снимает сцену, а затем говорит: «Хорошо, продолжайте!» Но он действительно восприимчив к игре актеров. Он не даст вам точных указаний, но он обладает сверхъестественной точностью. Ничего не ускользнет от него, достаточно потерять концентрацию на секунду, он сразу замечает это. Работать с кем-либо подобным очень волнующе. На вечеринке по случаю окончания съемок, я спросил, видел ли он смонтированные сцены, а он сказал мне, что видел весь фильм! Он уже смонтировал его. Так как мне было любопытно, я спросил: «Так что вы думаете о нем? «Совсем ничего, но он хороший, забавный!» Затем он процитировал Феллини, заявив, что фильм мертвый, когда он не вызывает вопросов.
На съемке Дэвид наслаждался замешательством, которое преобладало даже среди более опытных актеров, таких, как Пол Джиаммати.

PREMIERE: Кажется, у режиссера есть определенное преимущество…

РП: И, конечно же, он не должен ничего бояться. Я никогда не работал со сценаристом, который так бы был уверен в своих способностях. Если он застревал на пути к съемкам, он делал что-нибудь другое. Он знал сценарий наизусть, поэтому мог позволить себе это. Поначалу было непросто, но, так как я был в каждой сцене, я выучил весь сценарий, как пьесу.

PREMIERE: Для актера полезно быть робким, не так ли?

РП: В первый день съемок я не выставлялся. Когда мы готовились к первой съемке, Сара Гадон(которая играет его жену) спросила меня: «Как ты готовился к своей роли?» Я не выдержал, вышел из лимузина по-настоящему разозленный и закричал: «Как ты осмелилась оценивать меня таким образом? Ты пытаешься протестировать меня или что-то в этом роде?» (смеется)

PREMIERE: Кроненберг рассказал нам, что вы волновались о съемках фильма…

РП: Я прохожу через этап, на котором я стараюсь определить, чего я могу достичь как актер, а чего нет. Даже сложнее, когда ты знаешь, что у тебя есть прошлое, хотя такие люди, как Дэвид, не обращают на это внимания.

PREMIERE: Я посоветовал Дэвиду посмотреть последний фильм «Сумеречной Саги», который временами почти Кроненбрежский.

РП: (смеется) Я не могу поверить, что выйдет еще один фильм («Сумерки. Сага. Рассвет. Часть 2» выходит 14 ноября) и что через несколько дней будут пересъемки некоторых моментов.

PREMIERE: Думали, «Сумерки» остались позади?

РП: Да, я не такой же, каким было вначале. Во-первых, я старше…Когда я сажусь в гримерное кресло, я вижу все морщинки, которые появляются со временем, и это пугает. Я также поправился. Так как у меня не было одежды, когда мы снимали первый фильм, я спер несколько вещичек из фильма после съемок, а теперь ни одна из них мне не подходит!

PREMIERE: Когда вы впервые поехали в Канны в 2009 году, вы вызвали мятеж на пляже, где 700 фанатов дожидались вас. Охрана была вынуждена довести вас до машины, чтобы увезти вас оттуда.
РП: В этом году они даже не заметят меня: «Нам все равно, его же нет в «Голодных играх»»! (смеется)

PREMIERE: Похоже, у вас свидание с одной из сумеречных звезд, так как Кристен Стюарт тоже будет там представлять свой фильм «На дороге». Фестиваль похож на церемонию вручения дипломов…

РП: Я взволнован. Съемки «Космополиса» с Кроненбергом что-то изменили во мне. Это подтолкнуло меня. Прямо сейчас у меня на очереди 5 проектов, придерживающиеся пути, который открыл для меня фильм. До этого я сомневался в себе. Как только я прочитывал понравившийся мне сценарий, я работал над собой, спрашивая себя, достаточно ли я хорош для роли. Сейчас я говорю себе: «Да пошло все на… Если они хотят пригласить тебя, действуй!»

PREMIERE: Вы не снимались ни в одном фильме после «Космополиса», так как вы ждете в большей степени предложений, которые последуют после премьеры фильма. В этом причина?

РП: Приблизительно да. С «Рассветом» я был занят до конца года, и не так уж много фильмов снимают зимой. Я начал паниковать три месяца назад, когда все эти проекты начали появляться. Если все пойдет хорошо, я начну сниматься осенью.

PREMIERE: Два года назад вас удивляло, что люди будут приглашать вас на роли в определенных фильмах, и вы сказали, что будете сниматься, пока будет такая возможность. Мне кажется, что ваше мнение об актерстве изменилось. Сейчас вы знаете, куда хотите двигаться.

РП: Я всегда хотел делать хорошие фильмы. Но до этого я больше напоминал человека, который напился и говорит: «Если я не нравлюсь людям, пусть они сами идут на… (смеется) Теперь все по-другому: я хочу, чтобы люди, которых уважаю я, так же уважали меня. Это кажется простым, когда ты говоришь об этом так, но иногда тебе нужно время, чтобы понять, что самое важное – иметь уважение других. И жалобы по этому поводу не сделают тебя успешным. Когда Дэвид появился из ниоткуда, чтобы попросить меня быть частью «Космополиса», я задал ему массу вопросов. Я хотел знать абсолютно все, что он увидел во мне и что он думал обо мне. .. Но он не смог мне ответить.

PREMIERE: Тизер «Космополиса» произвел эффект бомбы в интернете…

РП: Я снимаюсь в фильмах на протяжении 8 лет, и меня часто критиковали, и вдруг – вышел этот тизер, и все довольны! «Выглядит потрясающе! Он хорошо играет в нем!» Это смешно! Это и заставляет понять, как действует критическое мнение некоторых людей.

PREMIERE: Большинство критиков говорили, что вы хуже всех, не посмотрев ни одного фильма с вашим участием. И вы хорошо играли в «Сумерках»!

РП: Может быть, в некоторых сценах… В любом случае, я старался. Мне бы хотелось задать вопрос тем людям, которые думают, что я, в самом деле, начал играть хорошо: Как вы думаете, что я делал в «Сумерках»? Неужели они думают, что я играю так от рождения? Нет, я должен был принимать решения, как актер. Мне кажется забавным, когда я читаю материал вроде (говорит драматическим голосом): «Докажет ли, наконец, «Космополис», что он умеет играть? » Что это вообще значит?

PREMIERE: Перед тем, как Джонни Деппа и Брэда Питта раскрыли режиссеры Бертон и Финчер, они были известны, как симпотяжки. Мне кажется, то же самое происходит с вами из-за «Космополиса».

РП: Хорошая новость состоит в том, что способ восприятия актера киноинустрией меняется, даже если Брэд Питт для меня – один из самых несправедливо недооцененных актеров в мире. Об этом не говорят достаточно, но он никогда не играл плохо .В наши дни никто не хочет делать драмы для взрослых, потому что люди говорят, что никто не будет их смотреть. Никто. За исключением Брэда Питта. Таким образом ваша карьера продолжается. Мы до сих пор смотрим те фильмы в мире независимого кино, но те драмы, поддерживаемые кинозвездами, почти исчезли. Это, должно быть, потому, что кинозвезды потеряли право на личное пространство. Как играть такую роль, если люди знают все о тебе и твоей личной жизни?

PREMIERE: Раньше талантливые актеры превращались в супер-звезд. В наши дни человек становится звездой до того, как докажет, что он талантливый актер.

РП: Популярность – это единственная вещь, которую мы можем позволить, не имея никакой квалификации. И когда вы осмеливаетесь сказать что-нибудь негативное о популярности в СМИ, вы уверены в том, что получите много чуши в ответ. Люди совсем не хотят об этом слушать. Это не зависть. Просто они не хотят, чтобы вы разбивали их мечты.
PREMIERE: Вы должны поддерживать иллюзию, не важно, какой ценой…

РП: Парадокс в том, что они хотят поддерживать ее и в то же самое время разрушают ее, собирая как можно больше сведений о твоей личной жизни.

PREMIERE: Я ошибаюсь или вы собираетесь принимать участие в интересных амбициозных проектах, не бросая Голливуда?

РП: Пробовать себя в Голливуде, фактически, рискованней. Недавно я прочитал сценарий большого фильма, стоящего 80 миллионов долларов. Он мне очень понравился. Впервые студия прислала мне сценарий, который мне понравился и в котором я действительно был заинтересован. Я сказал себе: «Это он, наконец-то у меня есть крутой блокбастер, который я искал!» Но когда я пришел на собеседование, мне сказали, что на мне слишком большой отпечаток Сумерек и что утвердить меня на роль невозможно. Я был расстроен. Затем я прочитал сценарий снова и понял, что, в конце концов, он не очень-то и хороший. (смеется)

PREMIERE: Как будто судьба пыталась вам что-то сказать…

РП: Возможно. Часто говорят, что нужно чередовать проекты, которые вы делаете для себя, и те, которые вы делаете для киностудий. Но я так не думаю. Если вы снимаете дерьмовый фильм, вы просто делаете дерьмовый фильм. Деньги, которые он заработает в прокате, не изменят его суть. И в успехе никогда нельзя быть уверенным. Например, посмотрите на фильм «Wrath of the Titans» («Гнев Титанов»), который просто провалился в кинопрокате.

PREMIERE: Вы когда-нибудь пробовали соглашаться на роль ради денег?

РП: Да. Но что-то всегда случалось в последнюю минуту, и это заканчивалось, так и не начавшись. Конечно, я играл в 5 частях «Сумерек», но я не делал этого ради денег, даже если я бы и считал действительно несправедливым, что деньги достались кому-то еще. (смеется) Я узнал одну вещь: все, что помогает заработать деньги, не может быть бесплатным. Мне кажется, чем больше денег ты зарабатываешь, тем больше у тебя проблем. Например, как огородить свой дом. Когда кто-то говорит мне « Но это просто фильм!», мне хочется сказать: «Да, но вы можете оплачивать им остаток моей жизни!».

PREMIERE: Трудно вернуть душу, однажды продав ее…

РП: Особенно в Голливуде, где все критикуют тебя. Я всегда восторгался Николасом Кейджем, который всегда делал все, что хотел со своей карьерой, не беспокоясь о том, что другие подумают об этом. И 15 лет спустя они, наконец-то, осознали, что он гениален. Он не только один из самых восхитительных актеров в мире, но он также настоящий артист.

PREMIERE: Враждебность, которую получили «Сумерки», должно быть, заставила вас привыкнуть к тому, чтобы не проживать свою жизнь в соответствии с тем, как люди принимают вас.

РП: Когда ты неожиданно становишься известным, у тебя нет контроля над тем, что люди думают о тебе, так или иначе. Тебе нужно понять, как бороться с ураганом, особенно когда ты понимаешь, что ты лишь пешка внутри огромной машины.
Когда ты даешь интервью одно за одним, чтобы прорекламировать фильм, и никто не спрашивает тебя о твоей работе, ты перестаешь удивляться, актер ли ты вообще. Я часто останавливался перед людьми, которые, возможно, никогда не видели «Сумерки» и лишь хотели узнать, что это такое, быть знаменитостью. «Люди узнают тебя на улице, все время фотографируют тебя. Это действительно судьба…»
Я вот говорю об этом, а кое-что случилось со мной не так давно. Я пытался научиться серфингу. Так вот, я выглядел, как идиот, вы даже не можете себе представить, когда я подумал, что видел папарацци, пытавшихся спрятаться за скалой. Когда я убедился в этом, мое тело сыграло на имульс, и я двинулся в их направление. Но на середине пути, я начал спрашивать себя, что я сделаю, если окажусь перед теми ребятами. Я не боялся, что меня изобьют, чего бы следовало бояться в подобных ситуациях, но я испугался, что закончу на скамье подсудимых в суде, если ударю одного из них. К счастью, те ребята оказались такими трусливыми, что тут же сбежали. Я не знаю, что бы произошло, если бы они не убежали.

PREMIERE: Хорошая новость состоит в том, что истерия скоро закончится….

РП: Мне будет 26, и я могу сказать, что меня тревожит, что я нравлюсь тринадцатилетним девчонкам. Мне хочется узнать, как же все изменится сейчас.

PREMIERE: Все будет меняться, начиная с этого месяца, когда публика откроет для себя «Космополис».

РП: Мне всегда казалось, что люди судят об игре актеров, как если бы мы были на проекте «American Idol». В этом случае, чтобы понравиться людям, надо плакать или кричать очень сильно. По этому поводу я стараюсь не обманывать себя.

PREMIERE: Я удивлен, что вы все еще способны сохранять спокойствие. Вы когда-нибудь признавали, что играете гениально?

РП: Возможно, я имел другую току зрения, когда мне продолжали говорить весь день, что я гениален, но это не так.
Поначалу, я пытался добиться успеха в качестве модели, но мне не предлагали постоянную работу. Когда ты прошел более 2000 кастингов, и парень перед тобой даже не посмотрел тебе в глаза ни разу, и когда, просматривая твои фото одно за одним, он говорит «Нет, нет…» омерзительным тоном, заканчивается это тем, что ты становишься невосприимчивым ко многим вещам.

 

Материал подготовила Iness@  cпециально для Eclipse-sumerki.ru

Полное или частичное копирование ЗАПРЕЩЕНО!!!