«Милый Друг» — совершенно другое кино по сравнению с «Сумерками», которые сделали тебя звездой международного масштаба. Почему именно этот фильм? 

Роб: Я с самого начала старался сниматься в разных фильмах в перерывах между съемками «Сумерек», потому что приятно почувствовать себя нормальным парнем, без всего этого нечеловеческого макияжа и контактных линз. Поэтому я и захотел сняться в «Милом Друге». Я знал этот роман, поскольку очень люблю французскую литературу. Единственное, что меня печалит, это то, что мы снимали в Венгрии, а не в Париже.


А почему вы снимали не во Франции?
Роб: Современный Париж совсем не похож на Париж времен Ги де Мопассана, в то время как в Будапеште много улочек, напоминающих по стилю Париж 19 века. Но я надеюсь в ближайшем будущем сниматься во Франции. 

Уже есть проект, в котором будет такая возможность?
Роб: У Дэвида Кроненберга есть идея фильма, который, возможно, нужно будет снимать во Франции, и я бы с удовольствием с ним снова поработал. 

Совсем не давно ты был в Каннах с его фильмом «Космополис», что тебе больше всего запомнилось на фестивале?

Роб: Больше всего мне запомнился конфуз, который произошел несколько лет назад, когда я приехал с «Сумерками». Все кончилось тем, что я встретился с наплывом людей, когда уходил с  пляжа. И охрана вынуждена была перенести меня через толпу, иначе мне никак невозможно было попасть к себе в машину. Это все выглядело очень сюрреалистично, я не без смеха вспоминаю эту историю. В этом году в Каннах, когда мы приехали с «Космополисом», я чувствовал, что был здесь по более веским причинам.

При всем внимании прессы, у тебя получается жить нормальной жизнью? 

Роб: Я не жалуюсь на судьбу.  Я говорю себе, что нужно взять себя в руки и подождать пока пройдет несколько лет.  В самом начале «сумеречного» успеха, люди на улицах называли меня Эдвардом. Я не думаю, что Я — предмет их восхищения, нет, это мой персонаж.

Случается ли, что ты думаешь, что не заслуживаешь всего этого? Чувствуешь себя виноватым?

Роб: Виноватым — нет, а вот счастливчиком — определенно да. Моя цель — оставить след в истории, так что я собираюсь много работать, потому что чувствую, что все это повальное помешательство в конечном счете закончится.

Чего тебе хочется, когда ты не снимаешься, раздавать интервью или спрятаться от поклонников?

Роб: Я сплю. А вообще я довольно тихий человек, предпочитаю свою комнату в отеле отдыху в ночном клубе.

В фильме «Милый Друг» твой персонаж прыгает от одной женщины к другой, чтобы подняться по социальной лестнице. Ты похож на своего персонажа?

Роб: Было такое, до того, как я стал популярен, я ухаживал за несколькими девушками… но это не сработало. В реальной жизни девушки «отфутболивали» меня. *смеется*

Ушло целых три года, прежде чем удалось выпустить фильм «Милый Друг», почему так? 

Роб: Причина просто бредовая: Американская студия очень заинтересовалась фильмом, но они захотели изменить конец. Им не нравился трагический конец, может быть хотели оставить некоторую незавершенность, чтобы можно было потом снять продолжение *смеется*. Взять шедевр и изменить его в коммерческих целях — я считаю это возмутительным. Поэтому пришлось потрудиться, чтобы найти кинопрокатчика, который бы согласился выпустить фильм на экраны, не трогая историю Мопассана.

В последнем «сумеречном» фильме — который выходит во Франции 14 ноября — твой персонаж становится отцом. Как тебе в этой роли?

Роб: Кристен говорила, что для нее самой сложной сценой было рождение ребенка. Я не вижу себя женатым человеком или отцом, но вот для чего нам кино. Чтобы встать на чье-то место, стать тем, кем ты совсем не являешься, обожаю это.

А как у тебя с твоей музыкой?

Роб: Это то, что я храню глубоко внутри себя, и сейчас у меня нет времени заниматься этим. После месяцев, проведенных в Лос-Анджелесе я обнаружил, что многие молодые актеры хотят стать музыкантами или певцами. Это клише, которого мне хотелось бы избежать. Я люблю играть на гитаре, но пока я просто горячий поклонник гитары. Кино — на первом месте!

Самая сумасшедшая просьба от фанатов?

Роб: Было забавно, когда впервые девушка попросила меня укусить ее в шею.

Какую из вампирских сил ты бы хотел иметь: бессмертие, супер-силу или возможность летать?
Роб: Возможность стать невидимкой … Думаю, не нужно объяснять почему? *смеется*


Интервью Роба с журналом Télé Câble SAT  (Франция).

Перевод от katyushha

Специально для Eclipse-sumerki.ru

Полное или частичное копирование запрещено.