Интервью Salt Lake с Джулией Джонс и Чарли БьюлиЖурнал SL встретился с Джулией Джонс (Лея Клируотер, единственная девушка-оборотень) и Чарли Бьюли (Деметрий, член Волтури) из «Сумеречной Саги: Затмение».

Я не Twi-hard, а лишь решительная практикантка, поэтому решила провести некоторое исследование. Вы знаете, чтобы быть хорошо осведомленной, просмотрела Интернет в поисках информации об их родном городе, днях рождения, хобби и все остальное, что могла найти. Я также прослушала предыдущие интервью с актерами, чтобы лучше узнать особенности их характера. Я была абсолютно подготовлена, но наконец-то это настигло меня в субботу в Grand America Hotel (где я встретил актеров) — «Это мое первое настоящее интервью. Я стажер. Все должно пройти хорошо».

Ожидая в вестибюле, я задавалась вопросом, на что похожа встреча с актером из фильма такого высокого уровня. Однажды я встречалась с Osmonds (американская семейная поп-группа, образованная в Огдене, Юта в начале 60-х годов братьями Аланом, Уэйном, Мерилом и Джеем Осмондами). У меня даже есть фотография с автографом Мелиссы Джоан Харт и я мельком видела различных актеров Канала Дисней, снимавшихся в сериале «Поверь в себя». Но я никогда не общалась один на один ни с одним из них. У меня было 20 минут с актерами и почти две страницы вопросов, направляющих меня. Бьюли, Джонсон и я поздоровались. А потом Бьюли высказался о моих волосах и отметил, что они такого же цвета как у Виктории. Он спросил, покрасила ли я их, чтобы быть на нее похожей, но я сказала ему, что мне просто нравится цвет. Естественно, фанаты всегда пытаются быть похожими на героев, поэтому он просто хотел проверить. Он спокойный парень, а Джонс очень милая. Я решила начать интервью с нее.

SLM: Давайте начнем с Джулии. Как думаешь, какая реакция будет у твоих фанатов на то, как ты показала Лею Клируотер?

ДД: «Я не знаю», — вздыхает она и слегка нервно смеется. — «Я правда, правда не знаю. Пару недель назад, когда я посмотрела фильм в первый раз, я осознала, что это произойдет, что будет какая-то реакция, что произойдет обратная связь. Это такое важное дело — сначала тебя выбирают на роль, затем идут съемки, все эти фазы, которые ты проходишь, а в итоге на самом деле самое важное, в некоторой степени единственно важное, это как ты изобразила персонажа». — Она рассказала мне как ей было тошно после первого просмотра. Она отложила мысли о том, как аудитория на это отреагирует. — «А недавно я подумала: «О, Боже, скоро все начнется, этот день приближается. Я действительно надеюсь, что фанатам понравится она и другие идеи о персонаже. Все что я пыталась делать, было в книге, просто это была моя интерпретация».

SLM: Трудно изображать героя из внимательно прочитанной книги?

ДД: «Процесс ясный, просто он другой. Ты просто интерпретируешь исходный материал, отличающийся от созданного и представленного. Во многих аспектах это сложнее, потому что здесь есть правильные и неправильные направления. Или есть более правильные. Есть материал, и ты пытаешься подобраться к персонажу настолько близко, насколько возможно правдоподобно и развернуто показать ее, но ты не сможешь добиться 100%-го результата».

ЧБ: «Сложность в том, что книги в 15,000 раз больше, чем сценарий. И в книге описаны события, происходящие с персонажем, которых в сценарии нет. Поэтому ты можешь изобразить персонажа, основываясь на книгах, а затем тебе дают сценарий, чтобы уже сыграть этого героя. Ты можешь приложить все усилия, но фильм ограничивает во многих случаях. У тебя есть определенные рамки. Очень тяжело естественно играть персонажа с тем, что у тебя в голове и сценарием, в котором четыре фразы и затем пара хитрых ракурсов камеры.» — Он окончательно уселся и придвинулся ближе.

ДД: «Для меня самым пугающим было то, что я никогда не работала на площадках, схожих по размеру с Сумеречными площадками». — Джулия обратилась к Чарли. — «Огромная команда, огромный актерский состав и все эти дополнительные элементы в качестве папарацци и фанатов, и вдруг весь опыт, который я когда-либо испытывала прежде как актриса на площадке, вылетел из окна. Ты должна понять, как делать свою работу, не смотря на все эти различные переменные, которые совершенно новы. Я пришла, моя героиня была новой, а все актеры, с которыми я взаимодействовала, по крайней мере, в одном фильме уже играли своих персонажей, так что я пыталась держаться бодро. Да, я не часто оставалась стоять на ногах».

ЧБ: «Но ты проделала действительно хорошую работу! Серьезно».

ДД: «Спасибо, Чарли», — смеется она.

ЧБ: «Я хочу сказать, она очень горяча в фильме. Замечательный персонаж. Она играет ее (Лею) с настоящей резкостью, по-настоящему унылую.»

ДД: «Я для этого и пришла», — говорит Джулия, неуверенно смеясь. — «Когда ты думаешь о пугающих моментах, тебе немного позволяет избежать проблем то, что ты знаешь, что за всем этим стоят люди — Summit, студия, Стефани Майер, режиссеры. Это как хорошо смазанный механизм. Они так умны, они знают, что делают и ты доверяешь им. Поэтому, на самом деле, есть просто вера, что они поверили в тебя и выбрали тебя на эту работу. Это успокаивало меня гораздо сильнее, чем какие-то мои способности… Просто, понимаете, я верю в это».

SLM: Есть сцены, которыми вы особенно гордитесь или хотите, чтобы аудитория их увидела?

ЧБ: «Ну, со стороны Волтури, для нас это весьма эпизодическая роль. Я не хочу жаловаться, что она могла быть больше, чем есть. Мы просто мимолетно присутствуем. Мы просто смотрим, как идут дела.»

ЧБ обращается к ДД: «Ты участвовала в сцене борьбы?»

ДД: «Это CGI (Компьютерная графика).

ЧБ: Возвращаясь к интервью — «Волтури очень классные, куда бы они не пошли. У нас эта одежда, и мы пытаемся летать немного, но трюк не удался, поэтому мы использовали небольшое скольжение. На самом деле я просто в ожидании «Рассвета». Это замечательный фильм, но для моего персонажа «Рассвет» — тот фильм, в котором у моего персонажа, в частности, может быть весьма значимая роль — очень, очень значимая роль. Если они попросят меня,я буду внимательно слушать и просто сидеть и говорить им «вот, что мой герой сделал бы, если бы он это делал. Вот так он будет летать, потому что он будет летать, а вот так он будет идти, и он смотрит вот так, когда он делает это напротив них, а потом мне скажут: «Эй, Чарли, там Стефани считает так, так и так». Я выслушаю, но теперь я знаю этого парня так хорошо. Я знаю его лучше, чем Стефани».

ДД: «Да, но это тоже одна из вещей, отличающих игру персонажа из книги. Обычно, когда ты становишься каким-то героем, он твой собственный, и никто не знает его лучше тебя. Он твое создание, а в этом случае, я помню, как ранее осознала, что играю героиню, которая принадлежит фанатам и аудитории сильнее или больше, чем мне».

ЧБ: качает головой.

ДД: «Ты так не думаешь?»

ЧБ: «Нет, ты забираешь его у них. Именно так. Ты берешь его у них. Это самое интересное. У Роба была эта подлинность. Он так сильно похож на своего героя, что их не отделить. Они не видят их как двух разных людей, они видят в нем одного человека, а ты постепенно, постепенно, постепенно становишься Деметрием, ты становишься Леей, ты становишься этим человеком и неважно что ты делаешь, это правильно, серьезно».

ДД: «Потому что правда в том, что я определенно знаю ее лучше, чем любой другой фанат. Я имею ввиду, что думаю, никто на планете не провел больше времени, изучая Лею Клируотер…»

ЧБ: Перебивает — «Значит, она твоя». — Улыбается он.

ДД: Смеется и продолжает, — «…значит, моя, помимо Стефани Майер. Но мой голос так мал в сравнении с миллионами людей, которые постоянно высказывают свои мнения, их чувства и их переживания за персонажа».

SLM: Думаешь на тебя повлияет мнение фанатов?

ДД: «Возможно. Я не знаю, как совместить это с моей работой актрисы…поэтому, я сомневаюсь».

Она задумывается на минуту. — «Возможно, подсознательно».

ЧБ: «Да, серьезно, ты твой самый резкий критик. Что бы ты ни делала на экране, это не будет так преувеличено ими, как тобой. Так что, если откуда-то появится критика, она появится из твоей собственной головы, направленная на саму себя. И дальше больше, если бы ты плохо сыграла персонажа, не думаю, что ты бы осталась в кадре. Я просто не думаю, что все получилось бы».

ДД обращается к ЧБ: «Но они не могут вырезать тебя. Вот в чем дело, лучше или хуже, ты не можешь сказать: «О, они не вырезали меня, значит я хорошо справилась с работой». Словно ни при каких обстоятельствах они не могут ничего вырезать».

ЧБ: «Я просто знаю, что режиссер не позволил бы пропустить что-то, и плюс Стефани Майер сидит там…»

ДД: Перебивает, — «Ты прав, я полностью согласна с этим».

ЧБ: Продолжает, — «…сидит там, в Studio City каждый день. Я могу представить, что она приходит однажды и говорит: «Слушай, приятель, в этом моменте ты идешь не в том направлении; Я просто должна сказать тебе это». Но мы были выбраны, и она участвовала в кастинге и она, я сейчас весьма уверен, предоставила весь контроль над историей, которую она придумала, и героями, которых она собрала в книгах, теперь нам. Мы — герои. Они уже не просто в ее голове, и тоже самое с фанатами, вот о чем я говорил, у них были мысли о том какие они, но, к сожалению, ты не можешь получить все, что хочешь».

SLM: Так что ты думаешь о запечатлении? Лее тяжело с этим. (Для тех, кто не знает, запечатление — это когда оборотни в «Сумерках» находят свою половинку. Этот человек их единственный и у них нет выбора. Иногда это бывает жутким, например, когда оборотень запечатляется на маленьком ребенке. В основном, они ждут, находясь рядом, когда ребенок достаточно подрастет, чтобы жениться. Странно, да?)

ДД: «Абсолютно. Это забавно. Я думаю, это и хорошо и плохо. Я имею ввиду, что если вы на правильной стороне запечатления — это может быть к лучшему. Не возникает никаких вопросов, что это человек, с котором ты должен быть…периодически. В тоже время, если ты на ошибочной стороне запечатления, как Лея, это буквально непостижимо и ты сочетаешь это со способностью стаи читать мысли. То есть, любовь всей ее жизни запечатлился на ее кузине, и она должна слушать его мысли о жалости к ней, и его мысли о любви к ее кузине, и мысли остальных членов стаи о ярости и злости на нее, потому что она так агрессивна, а они должны слушать ее мысли. Это просто так плохо». — Она останавливается, а потом взволнованно говорит, — «Я бы хотела запечатлиться. Я бы хотела быть запечатлившейся».

ЧБ: «Ты не запечатлилась?»

ДД: «Я не запечатлилась. Это так угнетает; это самое разбивающее сердце в участи бедной Леи. Она единственная волчица, которая не может запечатлиться на протяжении всех книг, и она абсолютно одинока».

ЧБ: «С кем бы ты запечатлилась? Я читал какой-то фанфикшен, где ты запечатлилась с Деметрием, серьезно, я не знаю как это получается. Просто посмотри! Лея запечатлилась с Деметрием. Да!» — Он хлопает от радости в ладоши. — «И на youtube есть об этом. Деметрий и Лея смертельно серьезно».

SLM: Это ты придумал? Я уверена, что ты написал это.

ЧБ: «Я серьезно. Смертельно серьезно.» — Он достает свой iPOD.

ДД: «Я только что была на пресс-конференции с волками. Я очень доверчива, а они шутники и подкольщики, и каждый день каждые пять минут была какая-то история или безумная вещь, которой я полностью верила, расстраивалась и узнавала», — смеется она, — «что это абсолютная неправда. Так что, возможно, Чарли не врет…» — Мы обе смотрим на Чарли, он поворачивает iPOD, чтобы показать нам.

ЧБ: «Лея и Деметрий вернули меня к жизни, я говорил вам, смотрите». — Мы все посмеялись и он извинился, что направил интервью не в ту сторону. Я не возражала, я думала, это было весьма забавно. Я люблю случайности.

SLM: Пожалуйста, опишите сходства и различия между вами и вашими героями.

ЧБ: Очень здорово, на самом деле. Я очень сильно люблю своего героя. Он позволяет мне быть всем, чем я хочу быть в жизни. Если бы я был в подобной должности, если бы я был главным охранником чего-то значимого, я бы…я бы был замечательным парнем. Я был бы улыбчивым парнем, я бы не был жестоким и, особенно, если бы я знал, что за мной могущественные люди, я был бы таким же высокомерным как Деметрий».

ДД: «Я думаю, что всегда, или большую часть времени, есть момент, когда в обстоятельствах ты, а когда персонаж. Я хочу сказать, все это ведь зависит от тебя и того, как ты бы поступил, и в какой-то степени это своего рода алхимия. Огромнейшая разница и одна из сложнейших для меня вещей — это выражение Леей гнева, потому что я не выражаю так гнев, так открыто, так ясно. И мне было не очень комфортно, и мне действительно приходилось отодвигать себя, находить гнев и выплескивать его, и я считаю, что с этим мне помог Дэвид Слейд (режиссер)».

ЧБ: «Как Дэвид заставлял тебя злиться?»

ДД: «Он не заставлял меня злиться».

ЧБ: «Называл тебе имена?»

ДД: «Нет, он не делал этого».

ЧБ: «Сказать тебе, ты уволена? Ах, просто шучу. Ты уволена! А, я шучу».

ДД: «Это не Дэвид».

ЧБ: «Нет, это не Дэвид. Дэвид — парень, который рассказывает тебе самые отвратительные шутки, которые ты слышал за всю твою жизнь, после двух минут знакомства, это Дэвид».

ДД: «Дэвид удивительный. Я очень расстроилась, что не увидела его; я многих людей не увидела на премьере, потому что все было настолько массивно».

ЧБ: «Я так рад, что мои инстинкты по поводу Дэвида оказались верны в том, что он действительно убрал Голливуд из этой франшизы. Я просто считаю, что «Новолуние» отчасти было весьма театрально, каким-то вроде показушным. Когда вы смотрите некоторые появления, как, например, Роба, оно странно само-осуждающее. Кристен тише и менее отчаянна. Но в тоже время, она так погружена в себя, а Тэйлор есть Тэйлор». — Хихикает он.

ДД: «Тэйлор очень хорош в нем».

ЧБ: «И весь фильм какой-то сдержанный. Там не CGI-волк, как в последнем. Это было безупречно. Я думаю, весь фильм был безупречно составлен, учитывая, что тебе также нужно придерживаться книги. Для меня он действительно сделал это развлечением, кто вообще не не посмотрел бы фильм такого жанра».

SLM: «Хорошо, я уже взволнованна, хочу увидеть его».

ЧБ: «Он удивительный».

Я попросила Чарли, заядлого сноубордера/лыжника/экстремала экстраординарного спорта, посетить наши спуски в Юте. Он согласился, так что ждите высокого, привлекательного британца этой зимой. Я сфотографировалась с ними и мы попрощались. Я шла после интервью, впечатленная тем, какими милыми, веселыми и привлекательными они были. А Чарли, на самом деле, был тем человеком, который провел интервью. Теперь я хочу посмотреть фильм, чтобы поддержать их, и узнать, действительно ли он безупречен. Я не фанатка CGI или даже «Сумерек» в настоящее время, так что посмотрим.