tumblr_mtwignr9rb1qdrrc1o4_r1_250

Любитель бокса,Роберт Паттинсон вдохновляется благородным кодексом чести и элегантностью Арсенала для своей карьеры. Встречаюсь в Лос Анджелесе с новым лицом аромата Dior Homme.

 

Растянувшийся на диване в номере 111 в отеле Беверли Хиллз в Голливуде, с расфокусированными глазами, очевидно что Роберт Паттинсон уставший. Вся вина на вечеринке, которая была прошлой ночью. Однако он приветствует своих гостей с уважением и с искренностью. Одетый в кепку козырьком назад, черную футболку, джинсы и кроссовки, с диетической колой в руке, у Роберта Томаса Паттинсона очень малообщего с Эдвардом Калленом, его героем в фильмах Сумеречной Саги.

В свои 27 лет Роб больше чем Английский актер, который завоевал Голливуд.Этот сдержанный Лондонец, культурный и элегантный, стал мировой иконой, обожаемый миллионами фанатов. Удобный, но временный статус — но прежде всего обременительный — который позволяет актеру медленно, но очень умно меняться : роли, полученные путем кастинга (*Милый Друг*, *Ровер*) против ролей у *отца* кинематографа Девида Кроненберга (*Космополис*, *Карты к Звездам*) и сенсационный выход в мир моды этой осенью в качестве лица аромата Диор.

Много убедительных доказательств того, что мы, Sport & Style не должны пропустить Роберта Паттинсона.

— Когда ты пересмотришь свое отношение к комедиям и к тому потенциалу, который они дают?

Роб: Я начал играть в драматическом кружке потому что я был очень застенчивым ребенком. Это было показательно : это был первый раз, когда я столкнулся со своим страхом и выброс адреналина был мощным. Затем у меня впервые появилось чувство будто я *строю* что то. Это было из-за *Мелких Останков* в 2008 году, странном фильме, в котором я сыграл Сальвадора Дали. Я действительно хотел вызвать доверие к моему персонажу, а затем и к моему исполнению.

— Ты так же был музыкантом?

Роб: Изначально я хотел стать музыкантом. Так и было до Сумерек. В то время я играл с группой по пабам в окрестностях Лондона. Мы играли фолк-поп, но меня всегда тянуло больше к соул музыке — Отис Реддинг, Ван Моррисон — это настоящий фолк.

— Что для тебя, как для актера, представляет элегантность?

Роб: Это баланс между личной привлекательностью, волей, поведением, жестами, скоростью. Но элегантность это также умение слушать и говорить.

— А стиль?

Роб: Для меня это способ говорить, или скорее средство самовыражения. Часто стиль рассматривают как способ скрыться за косметикой или за костюмом. Я же думаю что истинный стиль — это в первую очередь хорошо понимать кто мы есть, а так же быть честным с самим собой.

— Тяжело находить новые сценарии когда ты суперзвезда?

Роб: Да, потому что сложно узнать как публика воспримет тебя. Сейчас люди многое знают об актерах за пределами их профессии. При выборе сценария нужно учитывать внутренний интерес в нем, но и так же основываясь на личном убеждении выбрать персонаж для себя!

— Почему ты выбрал «Ровер» Девида Мишо? Чтобы пойти против своего устоявшегося имиджа?

Роб: Вероятно немного, это часть уравнения. Я действительно хотел этого, я дважды проходил прослушивание! Сценарий был красивым, меня зацепило. История невероятна, очень оригинальная, рассказанная в инновационной манере. Видно было, что это нечто, очень отличающееся от всего и я хотел быть там.

— Было ли твоё участие фильме для такого бренда как Диор с Роменом Гаврасом способом, чтобы изменить твой образ в глазах общественности?

Роб: Я надеюсь. Это приключение было очень странным. Я никогда не представлял что буду сниматься для бренда. Но так или иначе, было легко принять решение и я ни разу ни усомнился. Было легко, потому что для меня это многое значит, тот факт, что мы все разделили одинаковые идеи и амбиции.

— Ромен Гаврас очень восхищался твоей вовлеченностью в проект и тем, как ты сыграл….

Роб: Именно поэтому я хотел сделать этот проект с ним с самого начала, потому что я знал что он будет так же вовлечен. В рекламных роликах ты всегда ощущаешь это чувства дискомфорта, эту дистанцию между режиссером и актерами, между продуктом и актерами, между фильмом и зрителями…Я такого не хотел. В работах Ромена всегда есть жизнь, кровь и пот. Первобытность которую ты практически моешь потрогать. Конечно я не был парнем, который только позирует, но все заслуги надо отдать Ромену. Он тот, то вызвал и вдохновил на такую честность.

— Ты ему доверяешь?

Роб: Абсолютно. Как только я его встретил, мне понравилось его отношение. Он был немного занят, он не согласился тут же, сначала он хотел узнать меня. Он сказал мне, кто он и что он хочет сделать. Я хотел того же, мы оказались на одной волне. Но мы были правы, что были осторожны, потому что непонимание между режиссером и актером может привести к отвращению. У меня была полная вера в него. У меня в контракте было прописано, что за мной последнее слово что снимать и сохранить, но я не использовал его! Я хотел чтобы Ромен создал то, что было у него в голове, чтобы это был его фильм.

— Итак, никаких страхов…

Роб: Нет и это было невероятно. В основном, работа с крупными компаниями подразумевает придерживаться всего, что указано в договоре. Но в этом случае никто не сомневался и не боялся.

— Каким было бы Американское кино без Британских актеров?

Роб: Это правда! Это невероятно, не так ли? Британцы или Австралийцы. Или Канадцы! Хотя это и раздражает их (Смеется). Когда я впервые оказался в Голливуде, нас было всего несколько человек и люди издевались над нашим акцентом. Сегодня больше : *Отправляйтесь домой*. Мне очень интересно посмотреть как всё будет развиваться.

— Всё дело в разных культурах и традициях, или возможно в более богатом актерском опыте….

Роб: Точно. Профиль Британских актеров сильно изменился за последние несколько лет. Все комедийные актеры из среднего класса и частных школ, где они изучали театр. Всего несколько лет назад они происходили из каждого социального слоя, потому что у них было школьное образование, данное правительством. Теперь же, чтобы быть актером в Англии, тебе нужно иметь средства, иначе будет очень тяжело.

— Когда мы оглядываемся на твою карьеру, создается чувство что ты что то ищешь. Ты амбициозен?

Роб: Да. Когда ты делаешь один Сумеречный фильм за другим, ты думаешь, сделаешь ли ты когда нибудь что нибудь другое. И затем это происходит с Кроненбергом или кем то другим и ты понимаешь что можешь играть то, о чем раньше даже не думал. Ты должен пользоваться предоставленными шансами.

— Что привлекто тебя в Кроненберге, с которым ты работаешь снова после *Космополис* ?

Роб: Для начала — он невероятно умный человек. Затем он художник со сложной целостностью, который никогда не сделает фильм по плохим причинам и точно не для денег. Он благородный человек, если это слово еще имеет смысл. Каждый чувствует себя комфортно на съемочной площадке и он один из последних людей, кто будет отодвигать твои границы, он продолжает искать и это прекрасно. Он сумел сохранить свою страсть и любопытство нетронутыми.

— Что насчет спорта? Ты по прежнему фанат Арсенала?

Роб: Да, даже если я слежу за Премьер Лигой, потому что когда идет игра, в Калифорнии слишком рано.
С недавнего времени у меня большой интерес к боксу, мне нравится смотреть поединки в легковых категориях.

— Что тебе нравится в боксе, не хореографический ли аспект?

Роб: Да, определенно. И нет другого вида спорта, в котором поражение может быть настолько ужасным и болезненным. Это спорт, это жесткая дисциплина, где честь на первом месте. На самом деле это красиво.

— Как ты думаешь, Арсен Венгер должен остаться тренером Арсенала?

Роб: Да, мне он всегда нравился, но со временем он вроде разработал страх на победу.

— Это похоже на Французское отношение…

Роб: Определенно. Вероятно Арсенал единственная команда в премьер лиге, которая играет как Французская команда. Они больше сосредоточены на том, чтобы играть с элегантностью, чем пытаться победить! Мы не выигрываем, но мы точно играем хорошо…

Перевод — ChristinaCrey

Специально для сайта www.eclipse-sumerki.ru