Новое интервью Роба, Кристен и Тейлора для Startalk PhilippinesБеверли Хиллз — Напоминание остается таким же, как и в прошлом году, когда брали интервью тет-а-тет у Роберта Паттинсона (вампир), Кристен Стюарт (человек) и Тейлора Лотнера (оборотень) для Новолуния, второго фильма из четырех экранизаций романов Стефани Майер.

Итак: никаких вопросов о личной жизни. Вопросы только касательно фильма. (Вместе Роберт и Кристен известны как Робстен).

Пару недель назад я снова брала интервью тет-а-тет с тремя звездами (и еще дюжиной их коллег по Саге….ждите!) касательно Затмения, предпоследнюю экранизацию того феномена, который повсеместно зовется Сумеречной Сагой. Я была чрезвычайно осторожна, стараясь не задавать Паттинсону (или РПаттсу), 24, или Стюарт (КСтю) вопросов касательно того, не стал ли их экранный роман настоящим романом. Тейлор, 18, был не особо против. Улыбаясь своей коронной улыбкой оборотня, он позволил мне взглянуть на его личную жизнь и на то, как его красивое тело стало причиной его появления на обложках журналов.

В Затмении, снятом новым режиссером (Девидом Слейдом, 30 дней ночи, Леденец), Белла Свон (Стюарт) в очередной раз сталкивается с опасностью, исходящей из Сиэтла, где разворачивается волна загадочных убийств и кровожадный вампир ищет способ отомстить героине. Между тем Белла должна сделать выбор между любовью к Эдварду Каллену (Паттинсон) и дружбой с Джейкобом Блеком (Тейлор), осознавая, что ее решение может повлечь за собой извечную борьбу вампиров и оборотней. Чем ближе последний звонок, тем быстрее Белле придется принять самое важное решение ее жизни.

Естественно сумеркоманы знают, чем закончится Затмение, но они будут удивлены тем, как это обыграно на экране. Я не скажу вам, как. Узнаете сами, когда Затмение, спродюсированное Summit Entertainment и локально выпущенное Pioneer Films, выйдет на экраны в конце июня.

Сумеречная Сага умудрилась собрать $1.1 миллиарда долларов по всему миру. И, кажется, предела этому нет, ибо она умудряется все глубже цепляться когтями за сборы кинокассы.

После Сумерек, Новолуния и Затмения не кажется ли вам, что ваш актер стал для вас как вторая кожа?

Роберт: Иногда. Но, в большинстве случаев каждый фильм несет в себе нечто новое — с новой командой, новым режиссером. И я немного отличаюсь в каждом из них. Я чувствую, что каждый раз снимаюсь в новом фильме.

Кристен: Да, я чувствую это. Достаточно легко переключаться на других персонажей, так как я играю и в других фильмах в промежутках между картинами Саги. У меня не было опыта участия в сиквеле достаточно продолжительное время, так что после того, как я отыгрываю другого персонажа другой истории, возвращение в шкуру Беллы меня очень радует.

Тейлор: Да, немного. После того, как живешь этим персонажем больше двух лет подряд, можно сказать, что Джейкоб Блек — моя вторая кожа.

(К Кристен) Ты чувствуешь облегчение от возможности исполнять роли других персонажей в промежутках между Сагой?

Кристен: Я бы не назвала это облегчением. Это здорово, это весело. Мне действительно повезло получить шанс сыграть других героинь, ведь я их очень люблю. (На заметку: в 11 лет Кристен снялась в роли дочери Джоди Фостер в «Комнате Страха»).

Вы фактически росли вместе со своим персонажем. Сложно ли перестать быть им, приходя домой после съемок?

Роберт: В первом фильме я чувствовал себя аутсайдером, пытающимся найти свое место в новом мире. По мере того, как я взрослел, мне стало проще ощущать связь со своим персонажем и, мне кажется, Сага это отражает; в новом фильме Эдвард становится более нормальным, более человечным. Было ли тяжело стряхивать с себя образ, приходя домой? Нет, вовсе нет! Это такое облегчение, когда снимаешь контактные линзы и говоришь: “Фуф! Все! Теперь я больше не вампир!”.

Кристен: Да. Тяжеловато бывает порой избавиться от персонажа, но, оказавшись дома, можно посмотреть какой-нибудь фильм. Это отвлекает.

Тейлор: Нет. Мы впадаем в Сумеречное настроение на съемочной площадке, когда собираемся вместе. Но так же легко можем с себя снять этот образ.

(К Роберту) А что касается переключения эмоционального аспекта персонажа по приходу домой?

Роберт: Когда как. Бывают такие сцены, в которых трудно эмоционально отделить себя от своего героя. Иногда это сложно потому, что ты исполняешь роль выдуманного персонажа, ты никак не можешь сопоставить его эмоции с каким-то человеком, так что приходится гадать. А, когда гадаешь, ты не чувствуешь, что это правильно, так что по приходу домой это чувство остается с тобой. Кстати да, утомительно играть с таким количеством макияжа, я уж не говорю о контактных линзах.

Через десять лет, как вы думаете, что вы больше всего будете помнить о своем персонаже?

Роберт: Понятия не имею. Думаю, столько всего в Рассвете произойдет, что это поменяет и мой образ Эдварда Каллена и мое мнение о нем. Увидим, что будет.

Кристен: Не знаю. Может то, что из всех них она лучший вампир. Она самая юная из героев истории, и она оказывается самой крутой в мире, к которому она вдруг становится близка.

Тейлор: Не знаю точно, но, думаю, то, что он оборотень. Есть много вещей, которых хотелось бы запомнить, особенно опыт и то, как я веселился с ребятами, то какими хорошими друзьями мы стали. Запомнится многое.

С какими чертами героя вы можете себя идентифицировать?

Роберт: Лишь с несколькими, их очень мало. В Затмении у него совершенно другой образ мыслей. Он ревнив и мелочен в отношении других людей. Он становится собственником из-за Беллы. У него эмоции 17-летнего парня, вроде ревности своей девушки к другим парням, которым она нравится. Я совсем не такой.

Кристен: Я очень ценю то, что она остается собой, она молода и полна жизни. Она юна, но способна справится со своими проблемами.

Тейлор: Возможно, его настойчивость. Он очень упертый тип, который легко не хочет сдаваться. Думаю, во мне есть немного от этого. Я вырос с осознанием, что нет ничего, что было бы недостижимым при усердной работе. Думаю, то же касается и Джейкоба.

(К Тейлору) Возможно, что тебя всегда будут приглашать на роли, схожие с твоим Сумеречным персонажем.

Тейлор: Все в порядке. Джейкоб Блек прекрасный персонаж, так что мне повезло его играть.

(К Тейлору) После четвертого фильма, Рассвета (который, как стало известно, будет разбит на 2 части), какого персонажа ты бы хотел сыграть? Есть ли у тебя роль мечты?

Тейлор: Я считаю ролью мечты ту, которую исполняю сейчас. Я отношусь к этому с большой любовь. Сейчас я снимаюсь в фильме под названием Abduction. Так что на данный момент это роль моей мечты. Потом будет Рассвет, а потом фильм под названием Stretch Armstrong.

(К Тейлору) Ты много работал ради персонажа Джейкоба Блека, и сейчас у тебя просто сногсшибательное тело. Как ты его поддерживаешь в такой форме?

Тейлор: Да, это точно! Я понял, что поддерживать форму так же трудно, как и прийти в нее. Сложно потому, что я частенько путешествую, мы все очень заняты и у меня редко выпадает время сходить в зал, и я продолжаю есть.

(К Тейлору) Какой диеты придерживаешься?

Тейлор: С высоким содержанием белка и карбогидратов, меньше сладкого! Но у меня небольшие перекусы каждые 2 часа.

(К Тейлору) А какие упражнения делаешь?

Тейлор: Больше поднимаю тяжести, меньше упражнений на кардиозону.

Не думали ли вы, что Сага станет таким хитом?

Роберт: Вовсе нет. То, что произошло остается для меня непостижимым до сих пор.

Кристен: Нет, я вообще этого не ожидала. То, что это стало феноменальным хитом, ввергло меня в шок. Вы просто такого не ожидаете.

Тейлор: Все произошло неожиданно. То, что все сложилось именно так- невероятно!

(К Роберту) Как вы справляетесь с таким всемирным успехом Саги?

Роберт: После того, как ты снялся в фильме, считается, что работа закончена и ты можешь расслабиться. Здорово оказаться в серии фильмов, так как люди с нетерпением ждут выхода следующих частей. Классно, что люди говорят о прошедших фильмах и ожидают грядущие.

На что вы спишете привлекательность Сумеречной Саги?

Роберт: Истории о вампирах всегда нравились людям с самых незапамятных времен. Сумеречная Сага не исключение.

Кристен: Мне нравятся книги. Не думаю, что они представляют собой какое-то послание, просто история очень универсальна, очень фундаментальна и очень проста. Это рассказ о первой любви, и каждый может себя с этим соотнести.

Тейлор: Думаю дело в том, как Стефани Майер написала книги. Она создала персонажей истории, с которыми каждый может себя соотнести. К тому же, режиссеру прекрасно справляются с задачей переноса книжных персонажей на экраны.

(К Тейлору) Есть ли у тебя любимые персонажи Саги, помимо Джейкоба?

Тейлор: Сложно выбрать. Хороших персонажей так много. Мне нравится Эдвард Каллен, он классный тип. Думаю Элис Каллен (Эшли Грин) тоже классная!

(К Тейлору) Самый важный урок после Сумерек, Новолуния и Затмения?

Тейлор: Оставаться верным себе и не позволять тому, что происходит вокруг, изменить тебя. Помогает то, что через все это мы проходим вместе.

(К Тейлору) Ты так был занят Сагой последние 3 года, как ты расслабляешься вне съемочной площадки?

Тейлор: Я наслаждаюсь жизнью! Словно у меня их две. В одной я работаю, а другая остается прежней, в которой я провожу время с теми же людьми, что и раньше.