Интервью Кристен и Тейлора для thevine.com.au (Австралия)

На этой неделе Кристен Cтюарт и Тейлор Лотнер прибыли в Австралию в рамках промо-тура «Затмения», последней экранизированной части сумеречной франшизы. Даррин Кинг встретился с ними переполненном номере отеля в Сиднее. Оба непринужденно смеялись, интересовались друг у друга, что будут говорить – за несколько коротких минут поговорили об их ранних успешных ролях, самых последних проектах, ну и конечно о том, какую роль в их жизни сыграли «Сумерки».

Кристен: (жуя по ходу) Боже, мерзость какая.
Тейлор: (обращаясь ко мне с объяснениями) Она просто попробовала протеиновые батончики, которые мне приходиться есть.

Репортер, обращаясь к Кристен: Ты еще не наелась?

ТЕЙ: Вы знаете, на вкус они ужасны.
КРИС: Омерзительны.
ТЕЙ: А я-то думал, разделю с ней эту «радость».

Из вас двоих, кто считает, что такой день как этот, можно с легкостью пережить?

ТЕЙ: Она, по-любому.
КРИС: О, да.
(Оба смеются)

Это был сарказм, или мне показалось?

КРИС: Мне намного легче пережить такой день, когда он рядом. Нам вместе так весело.

Я знаю, что вас уже засыпали вопросами об этом фильме (говорю, указывая на стенд с постером фильма, как постоянное напоминание), но я бы хотел спросить о рекламе Порше.

КРИС: О, мой бог!

Должен сказать, что это довольно утонченная работа для девятилетнего ребенка.

КРИС: Спасибо.
ТЕЙ: (Наклоняясь к Кристэн) Чем ты занималась?
КРИС: Первый мой проект – реклама Порше.

Помнишь себя в то время?

КРИС: Да, и очень хорошо. Было весело. Я выросла на съемочной площадке – моя мама главный сценарист, папа на телевидении – и на тот момент было странно, что я на съемках, как обычно, но только теперь это моя работа. Я выросла там вместе с ними, питаясь этой отстойной едой. И я была рада, что наконец-то буду чем-то занята.
ТЕЙ: Ух ты.
Такое воспитание помогло тебе в дальнейшей работе?

КРИС: Наверное, но на самом деле я не знаю, я просто никогда не
представляла, что могу занять еще чем-нибудь. Это у нас семейное. Если бы я не стала актрисой, скорее всего занялась чем-нибудь по ту сторону камеры.

А ведь именно посмотрев рекламу Порше, Дэвид Финчер сделал для себя кое-какие заметки. Ты как-то упомянула, что это было так смущающе, сидеть и смотреть «Комнату страха».

КРИС: Да, так оно и есть. Я не смотрела его еще долго. Это были по настоящему долгие съемки, и я очень рада, что Джоди (Фостер) была первой, с кого я могла взять пример. Она так мила со всеми и очень работоспособна. Она всегда старалась помочь сделать настоящее кино. Она не дива, нет. И все знают об этом. Но единственное, что я помню, когда я проводила много времени с Джоди в комнатке, которая была нааааааамного меньше чем эта, играя дикий страх и припадки, я еще не воспринимала все всерьез. Мне было просто весело.

Кстати, Тэйлор, а насколько серьезно ты относился к своей роли Шаркбоя (фильм «Приключения Шаркбоя и Лавы»)?

ТЕЙ: На тот момент, я воспринимал это все достаточно серьезно. Мне было двенадцать и я был супергероем. Я считал, что все это так круто. (смеется)

А что ты думаешь о той «мечтательной» колыбельной, которую тебе пришлось петь?

[Тэйлор смеется еще сильнее.]

КРИС: Я просто обязана это увидеть.
ТЕЙ: О, нет, только не это. Не надо. Я встретил кое-кого, буквально неделю назад, они этого не видели, слава богу. Но они много слышали об этой колыбельной и хотели посмотреть этот эпизод. Так что я недавно пересматривал.

КРИС: (ухмыляясь) И как ты себя чувствуешь?
ТЕЙ: (театрально оскорбившись) Это было так прекрасно.
КРИС: Большинство такого рода смущающих моментов, которые мы переживали в детстве, просто нельзя выносить на зрительский суд.

Ну твои, в любом случае, можно найти на YouTube.

КРИС: Да. Можно проследить мое развитие, каждую стадию взросления. Все задокументировано.

Тэйлор, однажды ты сказал, что ты неплохо владеешь боевыми искусствами, а какая часть представлена компьютерной графикой?

ТЕЙ: Не могу сказать, что все настоящее. Да, я очень сильно увлекался боевыми искусствами, я тогда еще для Мирового чемпионата тренировался.

КРИС: Тебе стоит выложить это в YouTube. Я не шучу.

ТЕЙ: У меня была возможность объединить несколько занятий. Роберт Родригез на съемках узнал, что я сам могу делать кое-какие перевороты, прыжки, акробатические трюки. Он положил маты на площадке и сказал: «Делай сейчас все, что умеешь, а я просто потом наложу эффекты. Поэтому я просто покувыркался на гимнастическом мате. Было здорово.

В The Saturday Night Live тоже поднимали эту тему о тебе. Ты наверное первый, кто выполнил сальто назад во вступительном монологе шоу.

ТЕЙ: Ох! Весело получилось. Нет, правда, это было….
КРИС: Я так нервничала, наблюдая за этим. А что, если бы ты подскользнулся?
ТЕЙ: Поверь мне, я нервничал не меньше! Я себе говорил о том же, когда получил предложение поучаствовать в шоу, я был так близок к тому, чтобы отказаться, только из-за того, что боялся. Потом я сказал себе: «Раз уж ты собрался на SNL — будь готов к чему угодно. Ну, мне и пришлось сыграть девчонку.
Вам, наверное, приходилось встречать таких фанаток.

ТЕЙ: Ну было пару раз.

Кристен, за все прошедшее время вам практически не приходилось играть легких персонажей, если можно так сказать.

КРИС: Можно и так сказать. Какое-то постоянное стечение обстоятельств. Даже в комедии, в которой я снималась, у меня была серьезная роль.

Вы были такой мрачной персоной среди всего этого сумасшедшего дома.

КРИС: Да.

Вам нравится играть серьезных персонажей?

КРИС:В принципе, такие роли сложны, насыщенны и интересны. Но на самом деле, я радуюсь, когда подходит очередь той или иной юмористической сцены. Это так расслабляет.
ТЕЙ: У тебя бы однозначно получилось сниматься в комедии. Правда, я хочу, чтобы ты попробовала.
КРИС: Нам стоит вместе попробовать.
ТЕЙ: Договорились!

Ну, мы все слышали. Я попал на The Runaways в Нью-Йорке, ты была полностью сосредоточена на съемках. У тебя никогда не возникало желания бросить все это и присоединиться к группе девчонок.

КРИС: Есть кое-что, что я очень хочу сделать, но этот персонаж далек от моей сути, поэтому мой ответ нет. Но мне действительно понравились съемки. Было прикольно ненадолго окунуться в такую атмосферу. По ощущениям я как будто пережила такой же опыт, как если бы сама собиралась стать участницей рок-группы.

И вот, что я действительно давно хотел спросить вас о «Сумерках». Как вы ребята остаетесь в своем уме, находясь в центре этого феномена?

ТЕЙ: Я думаю, что все дело в том, чтобы не забывать, откуда ты вышел. Своих друзей и семью – не отдаляться от них. Это действительно важно.
КРИС: Начинаешь сходить с ума, когда воспринимаешь весь этот ажиотаж за свою жизнь, а это ведь всего лишь твоя работа. В какой-то момент ты воспринимаешь все близко к сердцу и это начинает влиять на тебя. Но это работа. И нам действительно повезло, что у нас она такая веселая, что нам не приходится сидеть за столом целыми днями, но все равно – это не вся наша жизнь, не все, что мы есть.

Я знаю, вас часто спрашивают о негативных сторонах жизни знаменитости, но если не касаться работы, есть ли еще какие-нибудь моменты, когда вы на самом деле наслаждаетесь своей славой?

ТЕЙ: Помимо работы? Я думаю, что самое приятное…для меня, встречаться с людьми.
КРИС: Доступ, да.
ТЕЙ: Ага, так и есть, полный доступ. У тебя есть возможность работать с действительно талантливыми людьми. Я думаю, это самое прекрасное, что идет в купе со славой.
КРИС: Это просто так… Я снималась во многих фильмах до этого, и многие из них показывали в кинотеатрах, и люди о них слышали, но иметь возможность делиться со всеми, самая лучшая вещь, которую предоставляет слава, это то, что ты можешь поделиться во всеми на таком высоком уровне. Есть что-то, что я так очевидно люблю, и не хочется, чтобы людям это тоже понравилось. Для меня это самая удовлетворительная причина.