USA Today: Новое интервью с Робертом, Кристен, ТэйлоромЧИКАГО.

Взъерошенный Роберт Паттинсон смеется таким смехом, которым никогда бы не смеялся сексуальный Эдвард Каллен.
Опрятный отполированный Тейлор Лоутнер карманная версия героя по сравнению с Джейкобом Блеком.

Простая, но клевая Кристен Стюарт может быть реальным весельчаком, так не похожим на Беллу Свон, школьницу, находящуюся между двух огней. Счастливая девчонка, да? «Да, но только в кино», — говорит Стюарт о своей героине. «Я фанатка истории. Если ты читаешь историю, и она тебе нравится, и ты связан с ней, то ты в буквальном смысле ставишь себя на место героев, и я делаю это на самом популярно-возможном уровне».

Голливудская мечта каждый день смешивается с реальностью для этих трех супер-звезд. Даже Опре потребовалось много времени, чтобы утихомирить волну фанатских криков. Но в это ранне майское утро, сумеречная лихорадка расположилась в студии Харпо, куда пришли актеры после записи шоу в этот четверг. Повод? Затмение, третья часть сумеречной саги, выходит в свет 30 июня. Актеров не беспокоит обожание огромной толпы женщин, одетых в черный футболки «Команды Эдварда» и «Команды Джейкоба».

«Иногда это так мило, верить переделанному», — говорит Паттинсон, 24-летний англичанин, полуночный секс-символ и первичная причина всех криков. Благодаря его поклонникам он поднялся от эпизодической роли в Гарри Поттере к самому влиятельному человеку по версии Таймс меньше, чем за три года.

Как только 20-летняя Стюарт подписывает гостевую книгу Опры, а 18-летний Лоутнер прекращает тренироваться в выполнении своего трюка с виноградинкой, актеры удобно устраиваются на кожаном диване, чтобы поговорить о Затмении, которое они снимали, о звездах и о том, что их ждет в будущем.

Игра известности.

Первая боль известности, это, конечно, нахождение в списке папарацци под первым номером. Прошлой осенью, когда вышло Новолуние, нашелся едва ли один день, когда заголовки таблоидов не пестрели новостью о «милашке Тейлоре Лоутнере и Тейлор Свифт» или размышлениями на тему встречаются ли Паттинсон и Стюарт в реальной жизни.

Хотя позже, истерия немного улеглась, если судить по количеству журналов «вне Сумеречной зоны». «Я не знаю, является ли это причиной, но мы действительно научились лучше прятаться за последний год», — говорит Паттинсон.
«Это точно эта причина», — добавляет Стюарт.

«Они просто пишут историю по фотографиям. Если у них нет фотографий – нет историй. Теперь мы отлично прячемся».
Это же касается подтверждения или отрицания их отношений. Но все же, между ними что-то есть, какое-то странное электричество между ними двумя, с их постоянными поддразниваниями и переглядками. Давайте вскользь упомянем, что это не Тейлор Лоутнер положил свою руку на ногу Паттинсона в течение интервью.

Все трое принимают свои сумеречные обязанности очень серьезно, независимо от того, что им нужно сделать. В один момент Стюарт даже запаниковала, что неправильно написала слово в книге для Опры. Она проверяет книгу: « Верить (believe) – ie или ei?»

«I перед «e», кроме случаев, когда после «С», — отвечает Паттинсон. Она проверяет. «О, да», — говорит она, победно вскидывая кулачок в воздух.

Паттинсон смеется. «Я чуть не написал «Опра» неправильно. Хотел написать «Опера».

Актерам приятно узнать, что фанаты остались довольны, посмотрев Затмение. Каждый элемент занял отдельное место. Ужас, романтика, любовный треугольник, толика юмора, которая нередко проявляется при соперничестве Эдварда и Джейкоба – особенно после того, как они заключает перемирие, чтобы спасти Беллу от армии кровожадных новорожденных вампиров.

Стюарт говорит о Затмении: «Это хорошо смазанная машина. У нас было много времени, чтобы понять и разобраться во всем. И на этот раз нам дали больше денег. Это очень волнующе».
Паттинсон удивлен и быстро поясняет. «Для фильма. Бюджет»
Стюарт в ужасе. «О мой Бог. Нет, нет. Мне совершенно это неважно. Они дали нам намного больше денег, чтобы сделать фильм лучше»

Гонорар вырос – Стюарт и Паттинсон получили 7,5 миллионов плюс деньги от сборов, Лоутнер унесет домой 5 миллионов.
Несколько экстренных долларов ушло на специальный эффекты. Даже волчья форма Лоутнера намного милее, чем в Новолунии. «Да», — довольно говорит Лоутнер. Он был очень пушистым. Не знаю, правда, к этому ли мы стремились»
Он посмеивается, вспоминая сцену, в которой огромный волк трется мордой об Беллу, а она чешет его за ухом.

«В этот день я пришел на площадку и надел серый костюм…»
«у нас диалог и я говорю с ним», — объясняет Стюарт. Я спросила: «Как же я сделаю эту сцену без Тейлора?» Поэтому вместо того, чтобы представлять, что перед актрисой стоит большой волк, Лоутнер решил сам заменить его.

«Я был похож на телепузика», — смеется он. «Костюм закрывал все мое тело, кроме круга на лице. Это было странно. Я стоял там, а иногда мне приходилось наклоняться…»

«А я действительно хлопала его по голове», — добавляет Стюарт. Паттинсон столкнулся с другой проблемой, когда его персонаж Эдвард делал предложение Белле.

«Я жутко боялся этого дня съемок», — говорит он о сцене, которую откладывали почти до конца съемок. «Первый раз, когда я прочел сценарий, я подумал: «Это невозможно!».

«Прогулки» и «холодный чай на крыльце», то, как Эдвард объяснял, как бы он сделал предложение Белле, встали у Паттинсона поперек горла. «Это очень серьезно. Я наконец убедил продюсеров, что смогу сыграть Эдварда, с небольшим пониманием того, что я не вымышленный персонаж. Я не пытаюсь быть частью готической новеллы».

Когда Паттинсон посмотрел финальный вариант сцены, он был приятно удивлен. «Это выглядит по-другому, когда ты смотришь ее»

Их звездный статус растет, и помогает им встретиться со своими собственными кумирами. Хотя, часто другие звезды подходят, чтобы взять автографы для своих детей, которые обожают Сумерки.

«В прошлом году я сфотографировался с Роном Ховардом на Оскаре», — вспоминает Паттинсон. «Мне показалось это забавным. Я спросил: «Это для ваших детей?». Он ответил: «Нет, это для меня. Я бы хотел, чтобы это фото было у меня в телефоне». Это странно, потому что дочь Ховарда играет Викторию в Затмении.

Паттинсон еще не встретился со своим кумиром, Джеком Николсоном.

Стюарт: «Я встречалась»

Паттинсон: «Что? Когда?»

Стюарт: «На показе «В диких условиях», фильм 2007 года, снятый Шоном Пенном. «Он именно такой, каким ты его представлял»

Паттинсон: «Ты никогда мне этого не говорила»

Лоутнер: «Я не встречал его, но сидел рядом с ним на игре Lakers».

«Что?!» — сердито восклицает Паттинсон.

Жизнь после Сумерек.

Следующая тема. Трое актеров старательно пытаются избавиться от клейма Сумерек, снимаясь в других фильмах. Стюарт и Паттинсон, два книгочея и любителя арт-хауса, заслужили от журнала ОК! отзывы по поводу провальной продажи билетов на их вышедшие фильмы, Ранэвейс и Помни меня.

Но их продолжают выбирать на новые роли. Стюарт сыграет в экранизации книги «На дороге», съемки которого начнутся в августе. Паттинсон только закончил съемки в фильме «Милый друг» вместе с Кристин Скотт Томас, Умой Турман и Кристиной Риччи. Он спал с каждой из них?

«Да, но это не похоже на обычные постельные сцены», — говорит он.

Стюарт добавляет: «Они немного странные. Немного жестокие. И немного обнаженные». Смешок.

Лотнер – настоящий атлет, который сыграл спортсмена из школы в комедии День Св. Валентина – лелеет мечту о карьере актера экш фильмов, если учесть его будущие роли в триллере Похищение и Stretch Armstrong, 3-D приключенческом фильме, где главным героем является мускулистая игрушка.

Далее, Рассвет. Выходит в свет 18 ноября 2011 года.

Четвертая книга перенасыщена событиями: свадьба, первый секс между Эдвардом и Беллой, болезненное рождение ребенка – поэтому появились разговоры о двух фильмах. Это может быть даже в 3-D. Но актеры могут подтвердить только свое участие. Режиссером фильма будет Билл Кондон.

Встречали ли они Кондона, который уже разместил на своем фейсбуке письмо для фанатов. Лоутнер кивает.

Паттинсон: «Когда ты его встретил?»
Лоутнер: «Однажды».

Стюарт: «Это была запланированная встреча?»

Лоутнер: «Нет, нет»

Паттинсон: «Я встретил его три дня назад»

Стюарт в притворной обиде: «Что ж, он явно не хочет встречаться со мной»