Встречайте нового «сумеречного» вампира, Ксавьера Сэмюэля!

Ксавьеру Сэмюэлю лучше запастись наушниками. Австралийский актер, наиболее известен по работам в инди-фильмах у себя на родине, а совсем зажжет на сцене (и в сердцах подростков) в качестве нового молодого сердцееда в непристойно популярной «сумеречной» франшизе. Он обошел Чэннинга Татума и Тома Фелтона и получил роль Райли в фильме «Затмение», кровожадного вампира, которому Виктория поручила собрать армию новорожденных вампиров, чтобы уничтожить Беллу.

26-летний актер говорит с Dose.ca о шаге в большую франшизу, о работе вместе с потрясающей Брайс Даллас Ховард, а также о том, как на него напал енот в Сэнтли Парке, Ванкувере.

— Для вас в новинку истерия, окружающая «сумеречную» франшизу. Как ты справляешься с этим?

Это великолепно; все эти люди приходят и поддерживают эту историю, и они очень страстные. Немного страшно, когда ты делаешь работу, зная, что она должна выглядеть так, чтобы сохранить то, что стало столь дорого людям.

— Был ли «сумеречный» съезд в Лос-Анджелесе твоим первым опытом такой сильной реакции фанатом?

Ага. Это было реальным сумасшествием. Мы просто оказались в море 2000 человек. Это было невероятно странно. Но все они очень дружелюбны. Я думаю, поклонники будут смеяться и одобрять все, о чем вы говорите.

— Знали ли вы что-нибудь о франшизе до того как подписались на роль?

Ну, у меня не было спичечных коробков или наволочек или чего-нибудь подобное.

— Как тебе не стыдно!

[Смеется] Я знаю! Ну, я знал, что он был сильно популярным, и я видел плакаты на задней части автобусов. И когда я побывал на прослушивании, сразу куча моих друзей оказались «сумеречниками» и постоянно говорили «О Боже! Ты должен это сделать!», а еще они были очень рады от того, что я получил роль. Но да, я не знал много о «Сумерках».

— Это твой первый американский фильм?

Это так.

— Итак, ты решил начать с малого, верно?

Ага, я думал, что начну с маленького независимого кино [Смеется].

— Это было страшным оказаться в огромной франшизой?

Мне кажется, что если думать об этом слишком много, то сойдешь с ума. Я просто стараюсь сосредоточиться на том, чтобы сделать работу как можно лучше. И что, безусловно, облегчало работу то, что все, кто работал со мной, были очень приземленными и были также сконцентрированы на том, чтобы делать свою работу хорошо.

— Как тебе работалось с Дэвидом Слэйдом?

Я думаю, что он проделал великолепную работу. Он отлично передал в фильме мрачную сторону книги. Он снял фильм «Леденец», вы его видели?

— Да, этот фильм запомнился мне надолго.

Знаю. Ты понимаешь, что он не только гений техники, но и режиссер и актер в одном лице, а еще дико умен. Поэтому, я не удивляюсь, что «Затмение» получился таким же ярким и интересным.

— Первая сцена с тобой очень напряженная. Она задает тон для остальной части фильма.

Ага, даже снималась она напряженно. Мы были в доках, с машин стекала вода, и было очень скользко. Это прекрасное знакомство с персонажем.

— Я прочитал все книги… только потому что, ты знаешь, это нужно для моей работы.

О да, не сомневаюсь [Смеется].

— Но из того, что я помню из книги «Затмение», Райли едва упоминается. Но в кино его герою уделяется куда большее внимание.

Вот это по мне. Когда я получил работу, я листал книгу и постоянно думал «Где Райли, где Райли, где Райли?». Но я думаю, что в книге действие идет от лица Беллы, описывается только события с ее присутствием. Но не только это дало мне стимул работать, а возможность узнать больше о семье Калленов. Вы узнаете много о прошлом Джаспера и Розалии, которые на самом деле произошли.

— Самое главное – это то, что книжный персонаж Райли похож на Райли в фильме, что несомненно понравится аудитории. Твоему персонажу не нравится то, что Виктория играет с его эмоциями. Ты и Дэвид говорили о том, как передать это, показать парня не типичным злодеем?

Ага, это было очень важным. Мы говорили о том, как отношения между Викторией и Райли похожи на леди Макбет и Макбет. Она манипулирует им; она обернула его вокруг своего маленького пальчика, и он сделает все для любви, даже если будет необходимо собрать армию новорожденных, кровожадных вампиров. Но главное из того, о чем мы говорили – это то, что у него отобрали его человеческую жизнь, в результате чего он питает жгучую зависть и злость к людям. Но он борется с этим, поэтому он весьма непростой персонаж.

— Большинство своих сцен ты сыграл с Брайс Даллас Ховард. Как с ней работалось?

Она самая злая, самостоятельная, эгоистичная женщина, которую я когда-либо встречал в моей жизни.

— Ого. Не сдерживай себя!

[Смеется] Нет, я не могу сказать ничего хорошего о Брайс. Она так нелепо талантлива, она работает больше, чем кто-либо из тех, кого я встречал, и она самый лучший человек на свете. И она очень помогла мне освоиться. Когда я был в Лос-Анджелесе, она разрешила мне остановиться в ее доме, а ее муж Сет очень классный парень, и мы с ним подружились. А еще у них есть маленький мальчик, Тео, которому 3 года. Когда я вернулся, чтобы увидеть его, он до сих пор тащился от одного и того же мультика – «Тачки». Поэтому, казалось, что я не уезжал. Он сказал: «Привет, Ксавьер. Пойдем смотреть «Тачки»!

— Все ваши совместные сцены очень напряженные. Ты пытался ли вы снизить напряжение между сценами?

Иногда нет, потому что была опасность развалить весь сценарий, если снизить напряжение между сценами. Но иногда это было единственной возможностью, чтобы снять сцены битвы, потому что все необходимо передать на высшем уровне, а после таких сцен необходимо снять напряжение, хорошо посмеявшись. Поэтому мы с Брайс начинали репетировать наши совместные сцены накануне ночью, и просто не могли сдержаться от смеха, постоянно обмениваясь шутками. А потом просто смотри друг на друга и говорили: «О, Боже, как мы будем завтра снимать эту смену без смеха?».

— Как ты готовился к своей роли? Ты смотрел какие-нибудь определенные фильмы или слушал определенную музыку чтобы понять Райли?

Я именно так и поступил. Дэвид Слэйд посоветовал посмотреть мне фильм «Бегущий по лезвию», который я раньше не смотрел раньше, это карикатура. Плохой парень там [Рутгер Хауэр] борется с тем, как ему удается контролировать его эмоции, но это был просто гениальный источник вдохновения для меня.

— Стефании Майер только что выпустила книгу «Короткая вторая жизнь Бри Тэннер», где Райли играет большую роль. Будешь ли рад, если снимут фильм по этой книге?

Конечно! Это шанс снова войти в «сумеречный» мир. [Перед съемками] они дли мне специальную рукопись прочитать; ее передал мне сам Дэвид Слэйд. Ее очень сильно берегли. Вообще-то, я думаю, она до сих пор у меня. Мне нужно было вернуть ее Упс!

— Ну, она сейчас в книжных магазинах, так что ты в безопасности.

Ага. [Смеется] Но эта рукопись правда очень помогла мне, потому что там вкратце передается история романа «Затмение», но в книге «Короткая вторая жизнь Бри Тэннер» вы действительно много узнаете о нем и его отношениях с Викторией, так что для меня это действительно был кладезь информации.

— Я догадываюсь, что это является частью франшизы, которая открыла много дверей для тебя.

Так и есть. Я только что вернулся из Берлина, где снимался в фильме вместе с Роландом Эммерихом, что было действительно здорово. Это для него кое-что новое, ведь он не о конце света; он о Шекспире. В нем оспаривается авторство его пьес, поэтому очень здорово пройти путь от злого вампира до аристократа времен Елизаветы.

— Последний вопрос: это правда, что на тебя напал енот в Стэнли парке?

Да! Брайс и я гуляли по Стэнли парку. У него такие серые, ленивые глаза, поэтому мне следовало догадаться, что что-то не так. Я хотел бы показать вам фотографии…

— Подожди, у тебя есть фотографии нападения?

Ага. Ну, Брайс фотографировала, я тоже хотел сфотографироваться с этим маленьким милашкой енотом, потому что я никогда не видел енотов до этого. Так что я сел рядом, а он вразвалку подошел ко мне. А потом он набросился на меня и укусил за палец. Это великолепное фото, где маленький пушистый комочек бежит ко мне. И все, Брайс сфотографировала, и радостно убежала прочь. Я подумал: «Хм, кажется, мне нужна срочная медицинская помощь. Я волновался, ведь я мог обратить енота в вампира».