Интервью Роберта Паттинсона для AtrevidaЕсли ты не живешь на другой планете, то ты конечно знаешь актера Роберта Паттинсона, играющего чудесного вампира Эдварда Каллена в Сумерках и Новолунии.

Ты также знаешь, что следующая часть саги «Затмение» написанная американской писательницей Стефани Майер скоро выходит
в кинотеатрах, а точнее 30 июня. В третей истории Белла должна выбирать между вампиром Эдвардом и оборотнем Джейкобом. Вы наверное уже знаете, как все будет развиваться.

Итак, как насчет того о чем вы не знаете? Нам повезло. Мы интервьюировали Роберта Паттинсона в ЛА, спустя два дня после его 24-го дня рождения и мы спросили о его работе в Затмении, чего ожидать от Рассвета и как он справляется с давлением славы. Он нам также рассказал о том чьим фанатом он является и почему он не заслуживает место в списке самых сексуальных и хорошо одевающихся мужчин.

— В первую очередь с прошедшим днем рождения! Ну и раз вы играете персонажа, который никогда не стареет, то как вы справляетесь с днем рождения?

Воспроизведение вампира заставляет меня чувствовать, как будто я старею быстрее, чем это происходит на самом деле. Каждые шесть месяцев, когда я возвращаюсь на съемки, все говорят: » Что ты делал? Выглядишь постаревшим на один год.» Мне исполнилось 24, а я чувствую себя на 35.

— Очень скоро премьера «Затмения». Как вы думаете фанаты будут удивлены?

В Сумерках история сфокусирована на Эдварде и Белле, в Новолунии было больше Джейкоба, а Затмение интересно тем, что у каждого есть своя часть, и аудитория сможет увидеть Эдварда, Беллу и Джейкоба взаимодействующих друг с другом.

— А для вас, что было самое сложное в этот раз изображая Эдварда?

Эдвард переживает другие эмоции в Затмении, он очень отдален от всех, но теперь он должен быть частью мира, а не равнодушным, в случаи если он хочет сохранить свои отношения.

— У вас есть любимая сцена?

Я люблю сцену, где Белла считает, что она изменила мне с Джейкобом и мне приходится простить ее.

Это одна из самых интересных сцен.

— Как вы опишете опыт работы с Девидом Слейдом?

Это было захватывающе, потому что Девид пришел и сказал: » Я хочу сделать что-то совсем другое.» И я думаю ему это удалось. Это будет действительно сильно отличаться от других фильмов.

— Ходят слухи, что Рассвет будет в 3D, что вы об этом думаете?

Я себя целыми днями вижу в 3D (смеется). Я даже не могу себе представить фильм в 3D, если честно, но я думаю это классно.

— Осталось совсем не много времени до конца саги, как вы думаете, что будете чувствовать, когда все закончится?

Между фильмами я всегда забываю, насколько я люблю персонажа. Это очень комфортно иметь возможность вернуться к Эдварду, экспериментируя и развиваясь в каждом фильме. Трудно думать обо всем этом опыте. Все это произошло так быстро, взорвавшись в такой короткий промежуток времени. Я думаю, пройдет лет десять, чтобы обработать все это.

— Вы знаете, чем будете заниматься до съемок «Рассвета»?

Я только что закончил фильм «Милый друг» с Кристиной Риччи, Умой Турман и Кристин Скотт Томас и начинаю сниматься в фильме «Воды слонам».

— И какие роли вы играете во всех этих фильмах?

В «Милом друге» я играю парижанина, к которому невозможно испытывать какое-либо сочувствие. Он относится плохо ко всем людям, которые заботятся о нем, но он заканчивает с большим количеством денег, что я думаю вполне закономерно (смеется).

— А как насчет «Воды слонам»?

Действие фильма происходит во время великой депрессии и я играю парня, бросившего колледж и присоединившегося к цирку.

— Так вы действительно будете работать со слонами?

Да. Это прекрасная история и изумительная команда, очень хороший режиссер, фильм без всяких спец эффектов, но мое внимание привлекли слоны. Я встречался с ними и буду с ними работать, это замечательно. Вы знаете, что слоны мурлыкают? Я узнал об этом.

— С каким из своих персонажей вы узнали больше всего нового?

Кроме Эдварда я бы сказал, что это был Сальвадор Дали в «Мелких останках». Я действительно сменил способ видения своей актерской игры. Но я думаю каждый персонаж, которого я играю, определяет мою личность в настоящий момент.

— Такое ощущение, что вы работаете без остановки. Есть ли у вас планы на отпуск?

Пока нет. Может после Рассвета, но мне кажется, я не нуждаюсь в отпуске. Эта работа сама по себе как отпуск, или по крайней мере это не тяжелый труд. Это здорово ходить на работу каждый день.

— Вам бывает одиноко?

Я думаю, поскольку я работаю целый день, я вроде живу обособленной жизнью. Большинство бесед, которые я провожу, тоже на эту же тему и люди склонны диктовать мне, как я должен себя вести.

— Вы считаетесь наиболее известным актером в мире. Как вы справляетесь со всем этим вниманием?

Я провожу много времени скрываясь. Есть хорошие и плохие дни, я хотел бы не паниковать на эту тему. Но я думаю, я стараюсь отделять работу от личной жизни, делая это так, чтобы не пострадало мое ЭГО. Я не выезжаю из Лондона, если только это не связано с моей работой, но это не значит, что я провожу все свое время в ЛА на Голливудских вечеринках.

— Вы чувствовали себя когда-нибудь фанатом, с кем-нибудь из знаменитостей?

Я сидел рядом с Дэвидом и Викторией Бекхем в ресторане, когда первый раз приехал в ЛА, и вел себя действительно как фанат.

— Чьим Виктории или Девида?

(смеется) Обоих немного, это было сюрреалистично для меня.

— Вы сказали, что успех не дошел до вашего сознания. Но как насчет всех тех званий которые вы имеете «самый стильный» или «самый сексуальный»? Разве это не круто?

Я знаю, что в следующем году там будет кто-то еще в этом списке. На самом деле, эти вещи смешат меня. Сегодня утром я выходил из тренажерного зала, и вдруг понял, что на мне не только старый тренировочный костюм и стоптанные кроссовки, но и черные носки, которые одевают с костюмом «тройкой». Я думаю, что это иногда отменяет сексуальность и стильность.

— Какой самый ужасный вопрос вам когда либо задавали?

Люди спрашивают, верю ли я в вампиров. Я не верю. Кто-то однажды спросил меня, какого цвета моя зубная щетка, а я не смог вспомнить.

— И какая самая ужасная вещь, которую вы читали про себя?

Что я самый стильный мужчина. Те, кто так думают, никогда не видели меня в трениках.