Перевод видео:
Я думаю, хм, может, это была первая вещь, что пришла мне на ум. Она меня поразила. так же сильно, как то, что мне надо было увидеть конец фильма. Я была в ужасе, у меня до сих пор в памяти образы, которые меня очень волновали.

Есть несколько образов, которые стали для меня большим вдохновением, как для актрисы. Я тогда закончила работать и увидела женщину, которая очень на меня повлияла. Мне было 15 лет тогда. Я совершенно не знаю, где она была, и что за жизнь у нее, это просто был образ, мне абсолютно не нужно затрагивать эту тему, но ты видишь много людей, делающих что-то. А она была таким сильным характером, который было так легко полюбить от начала и до самого конца. И это вовсе не подходит для звездной роли. Всегда будет кто-то, кто превзойдет ее, кто сбегает от нее. Это кто-то, с кем сравнивать немного легче.

Мне было 9, когда я снялась в своем первом фильме. Я определенно не была ребенком, которого бы сразу отобрали на роль в коммерческом фильме. Все, на что ты способна — типичный, простой маленький ребенок. Я не старалась туда попасть. Снимись в коммерческой версии!? Я сделала это. Я спела песню. Я была последним человеком во всей школе, которого они могли отобрать. Вот как я встретила своего агента. Я спела песню дредлов, что забавно для меня. Я никогда не праздновала Хануку. Хотя хотела бы с удовольствием. Этого не было в моем воспитании. Это было очень серьезная песня дредлов. Я не знаю. Это странно.
Я не была в восторге. Я была очень юной. Мы делали озвучку или что-то еще. Я была очень расстроена, сконфуженна к концу. Я не понимала, что это было нормально.

Забавно, что одна из моих лучших историй — историй, которыми я горжусь больше всего со съемок, опыт от работы над фильмом — это то , о чем я сказала, придя домой: «Полопались кровяные сосуды в моих глазах». Это было круто.

Я отвечаю, что самое интересное — быть вампиром в нашей истории. Я имею в виду, это так опасно, когда девушка хочет попробовать свои силы. Хотя это является основной частью этой истории. И иммено поэтому она также понравилась мне.

Я охр***тельно нравлюсь себе в образе вампира.
К концу было несложно вернуться к прежней Белле. Ты работаешь и все время видишь одни и те же лица. И ты сохраняешь динамику максимально натурально. Нет уже необходимости напрягаться. Это уже рефлекс в твоем теле.

Последняя книга переполнена всеми этими предсвадебными вещами. Все то, чего люди ждали так долго. Нельзя ни расслабиться, ни отдохнуть.

О.К., итак, я закончила съемки сцен рождения — замечательно! Я закончила съемки медового месяца — замечательно! Я закончила съемки свадьбы — великолепно! Ну вы знаете, я говорю «прощай» моему отцу последний раз. Это так нелепо-драматично, по многим пунктам. Это была моя первая свадьба. Это было безумно. Действительно сложно понять всю суть этого опыта. Это странно.

Опыт со свадебным платьем стал таким большим делом. Я сначала пробовалась в одной версии платья, а потом они просто… ну, знаете, когда обрезают, подрезают и отрезают, и изменяют, и подрезают, и опять изменяют, а потом всё. Свадебное платье- это действительно большое дело.

Ты никогда не можешь знать, каким будет этот момент, его окончание или что-то еще. В смысле, это было долго и…эта ситуация может быть…иногда ты думаешь, как может закончится какой-то момент, и очень легко жить в такие моменты, потому что я действительно это предвкушала, это как: «Боже, я могу прочувствовать медовый месяц, я знаю, что я буду делать там».

Обычно, когда ты снимаешься на зеленом экране один, вроде как начинаешь поглаживать себя по спине, нахваливая.

Но свадьба — это было ненормально. Очевидно, что съемки свадьбы были действительно большим делом. Под конец того дня я была невероятно измотана. И поэтому, я не задумывалась в тот момент, но это случилось позже. Мы должны были снять еще некоторые сцены медового месяца, и мы поехали на Виргинские острова. После заключительной сцены я почувствовала, что я могла бы подняться в ночное небо каждой порой моей кожи. Я чувствовала себя так легко, как никогда раньше.

Это убивает тебя, все время ты, как… ты всегда нервничаешь, когда что-то делаешь, пишешь, а потом ты приходишь к концу, все заканчивается, и ты просто уходишь. И в этой ситуации ты просто берешь себя в руки и…

Я могу проследить каждый этап своей жизни с 9 лет, если действительно захочу вернуться назад. Я все еще смущена, это даже не… это версия меня, которая очень далека от реальности, но совсем не чувствуется, что она далека от меня самой, поэтому я смущаюсь. Но, например, иногда мой папа включает телевизор, и по телевизору показывают какой-нибудь из фильмов. И ты: «Ха», здорово посмотреть несколько секунд, а потом: «Папа. выключи. Сейчас же. Ну как, вырежи это».